Сегодня более 58 млн женщин во всем мире начинают свой день с противозачаточных таблеток — такой маленькой, но такой мощной…

В современном мире разработаны тысячи видов различных медицинских препаратов, однако именно ее вот уже полвека в развитых странах мира называют просто таблеткой, часто с большой буквы — Таблетка (Pill). Впервые зарегистрирована Американским управлением по контролю пищевых продуктов и лекарств (FDA) в мае 1960 как новое пероральное противозачаточное средство, Таблетка и сегодня вызывает бурные дискуссии в обществе по поводу ее пользы, ее вреда, ее значении для женщины, семьи и общества. Однако бесспорным остается тот факт, что пероральные контрацептивы оказали огромное влияние на человеческие отношения, существенно изменив их. В 1999 г. журнал Economist назвал изобретение противозачаточного таблетки наиболее важным научным открытием ХХ века.

Добро или зло?

Если вдуматься, то сама природа пероральных контрацептивов, а также история их создания и внедрения в повседневную жизнь соткана из противоречий. Это первый медицинский препарат, предназначенный для регулярного применения людьми, которые не больны. Главный изобретатель пероральных контрацептивов был консервативным католиком. Он стремился создать лекарства от бесплодия — но вместо этого создал препарат, который гарантировал бесплодие.

Противозачаточные таблетки обвиняют в развязывании сексуальной революции в среде молодых, не отягощенной браком, игнорируя при этом тот факт, что в 1960-е годы пероральные контрацептивы продавали только замужним женщинам.

Сторонники пероральных контрацептивов надеялись, что противозачаточные таблетки помогут укрепить брак, снимая с супруга напряжение, связанное с опасениями по поводу нежелательной беременности. Их критики и сегодня считают Таблетку злом, вызвав и многократно приумножив сексуальную распущенность и привел к упадку института семьи. Возможно, такая судьба всех знаковых открытий — им суждено быть одновременно объектом поклонения и мишенью для осуждений. Часто случается так, что их символическое значение непомерно преувеличивают. Будучи изобретенной в момент эпохальных социальных трансформаций, противозачаточная таблетка стала удобным «козлом отпущения», с помощью которого были предложены простые объяснения для на самом деле сложных явлений. На фоне спокойных 1950-х шестидесятые — с их бурными волнами социальных взрывов, охвативших межрасовые отношения, гендерные роли, конфликты между поколениями, противостояние государства и церкви, — многим людям казались адом, в огне которого сгорали незыблемые ценности и представления прошлого. Именно в 1960-е годы женщины Запада сняли с себя кухонные фартуки, расширили свои амбиции на жизненное пространство вне дома и семьи и решительно взялись за их реализацию. Тогда-то противозачаточная таблетка и стала таблетки с большой буквы.

Изменения в социальном поведении, зародившиеся в тот период, с тех пор только набирают обороты. Если в 1960-е годы в американские женщины было в среднем трое детей, то в 1980-е — уже меньше двух. Впервые в истории большинство женщин идентифицировали себя с работой, а не с ведением домашнего хозяйства. Бесспорно, между изменением структуры семьи и противозачаточных таблетках прослеживается прямая связь. Сегодня 22% американок зарабатывают больше, чем их мужья. Еще в 1970-е годы 70% американских женщин с детьми младше 6 лет сидели дома, а 30% — работали. Сегодня эти показатели поменялись местами. Сегодня более 58 млн. женщин во всем мире начинают свой день с этой Таблетки — такой маленькой, но такой мощной. И такой, как это ни странно, превратно понимаемой многими ее современниками…

Предыстория

Людям всегда хотелось, в дополнение к умению делать детей, овладеть умением их НЕ делать. Древние египтяне готовили пасту из экскрементов крокодила и использовали ее как пессарий. Аристотель предложил применять как спермицид кедровое масло и ладан. Казанова писал об использовании половинки лимона в роли колпачка для шейки матки. Презервативы часто связывают с доктором Кондомом, который жил в середине XVIII в. и якобы впервые изготовил их из овечьей кишки для короля Чарльза II, чтобы тот перестал плодить внебрачных детей. На самом деле, подобные приспособления были известны за долгие века до этого. Как видим, несправедливо считать, что именно противозачаточная таблетка размежевала секс и репродуктивную функцию. Задолго до изобретения пероральных контрацептивов женщины знали, как избежать нежелательной беременности — хоть их познания в этой области и не были совершенными. Показательно, что в начале XIX столетия типичная белая американка течение своей жизни рожала 7 детей; уже через 100 лет, на заре ХХ в., этот показатель снизился до 3-5. Однако в новую эру контрацепция столкнулась с объединенным противостоянием со стороны широкого религиозного спектра — протестантской и католической, западной и восточной православной церквей. Секс, даже в браке, провозглашался ними аморальным, если не был нацелен на зачатие ребенка. Любая информация о контрацепции рассматривалась как вид порнографии.

В 1873 г. Конгресс США принял закон, запрещающий распространение информации о контроле рождаемости как непристойной. Поэтому женщинам, желающим ограничить количество рождаемых детей, приходилось читать газеты между строк: «Португальские таблетки для женщин. Не применять во время беременности, так как могут спровоцировать выкидыш»… Конечно, на самом деле это была закамуфлирована реклама.

Появление противозачаточной таблетки чем-то обязана американке по имени Маргарет Сэнгер. Когда ее мать, которая выносила 18 детей, умерла в возрасте 50 лет, Маргарет обвинила в ее преждевременной смерти отца: если бы матери не приходилось так часто рожать, она смогла бы прожить значительно дольше, утверждала Сенглер. Маргарет Сэнгер выучилась на медсестру и уже в далеком 1912 мечтала о «чудесной таблетке», которая бы предотвращала беременности, а двумя годами позже открыла первую в США клинику по планированию семьи. Маргарет дважды попадала в тюрьму за свою деятельность, однако никакие преграды не могли остановить эту уверенную активистку в продвижении права женщины самой решать, нужен ли ей ребенок.

Движение за контроль рождаемости, инициированный Сэндлер и подкрепленный значительными финансовыми ресурсами еще одной убежденной феминистки Кэтрин Декстер МакКормик, в период депрессии 1940-х гг. переживает значительный подъем — ведь для многих семей ограничение рождаемости становится в это время буквально вопросом выживания. Если в 1930-х гг. в США было 55 клиник по контролю рождаемости, то в 1942 году их насчитывалось уже более 800.

Создание таблетки

Не стояли на месте и лабораторные исследования. Идея гормонального подхода к контролю рождаемости была сформулирована уже давно, однако переход от теории к реальной таблетке, которую женщины могли бы принимать так же легко, как витамины, требовал счастливой мотивации, денег, медицины и таланта исследователя.

Такой талантливый исследователь встретился Сэндлер в 1951 г. на званом обеде. В 1930-е гг. Грегори Пинкус был многообещающим ассистентом профессора физиологии в Гарварде, где ему удалось создать эмбрион кролика в чашке Петри, стало предвестником оплодотворения в пробирке. Этот успешный эксперимент в научных кругах превозносили как блестящий научный прорыв — пока в 1937 г. влиятельный журнал Collier не высказался в том смысле, что Пинкус своими научными опытами создает мир амазонок, в котором мужчины могут стать необязательными. В результате в Гарварде Пинкус показали на дверь, и он основал собственную исследовательскую лабораторию. Его дальнейшие эксперименты на животных позволили сделать вывод, что инъекции прогестерона могут блокировать овуляцию. Однако испытания на людях требовали привлечения специалиста с клиническим опытом.

Пинкус обратился к выдающемуся специалисту по проблемам бесплодия, выпускнику Гарварда, известному Бостонскому акушеру-гинекологу Джону Року, за научной деятельностью и пионерскими работами которого в области экстракорпорального оплодотворения он следил не одно десятилетие. Ревностный католик, доктор Рок считал своей высокой миссией помочь бесплодным женщинам, которые мечтали родить ребенка. В 1952 году, когда Пинкус предложил сотрудничество, Рок экспериментировал с применением гормонов, чтобы помочь своим пациенткам зачать. Идея заключалась в том, чтобы с помощью прогестерона подавлять овуляцию в течение четырех месяцев, а затем прекратить введение гормона и надеяться, что сработает эффект обратного действия. И действительно — таким образом нескольким пациенткам доктора Рока удалось забеременеть. Использование гормонов для предотвращения беременности опиралось на ту же логику: прогестерон препятствовал освобождению готовой к оплодотворению яйцеклетки, делая невозможным зачатие.

Исследования на женщинах таблетки-контрацептива было незаконным, однако вполне законным было исследование таблеток от бесплодия. Таким образом, в 1956 г. Рок и Пинкус провели клиническое испытание в Пуэрто-Рико, где проблема контроля рождаемости для многих женщин стояла очень остро. Таблетка показала эффективность в блокировании овуляции и в 1957 г.. была одобрена для лечения «женских расстройств».

В 1959 г.. фармацевтическая фирма GD Сирл & Co подала в FDA заявку на регистрацию таблетки под торговым названием «Эновид». А 9 мая 1960 FDA дал добро на ее производство.

«Препарат был одобрен, исходя из соображений его безопасности, — отчитался уполномоченный FDA Джон Харвей. — Наши личные представления этического характера во внимание не были приняты».