Сектор Газа — вид изнутри и снаружи

Блокада Сектора Газа началась в 2007 году, когда Израиль и Египет по общей договорённости закрыли границы этих территорий. Политически блокада стала ответом на то, что представители радикального движения ХАМАС пришли к власти на выборах в Секторе. За несколько лет блокада постепенно разрушила экономику анклава.

«Все наши экономические проблемы обусловлены только блокадой: она не даёт нам развивать ни сельское хозяйство, ни туризм», — говорит Корреспонденту посол Палестины в Украине Мохаммед аль-Асаад.

Кроме того, блокада не позволяет развивать социальную сферу. Более 2 тыс. палестинцев, по информации Всемирной организации здравоохранения, умерли, не получив необходимой медицинской помощи. В Газе не хватает врачей, а выезд с её территории — весьма сложная процедура.

На все аргументы в Израиле заявляют, что выделили Сектору Газа с 2010 года гуманитарной помощи более чем на $ 300 млн, а также постоянно направляют туда топливо и электроэнергию. На гуманитарные нужды палестинцев больше денег выделяют только в США около $ 100 млн в год.

А вот арабские страны, такие как Саудовская Аравия или ОАЭ, не спешат поддерживать своих союзников — размер их помощи не превышает $ 20 млн в год. При этом, по мнению главы международного аналитического центра Атлас Томаса Палмера, помощь экстремистским организациям от арабских монархий измеряется сотнями миллионов в год.

В итоге к 2014-му ситуация в Секторе Газа сложилась своеобразная. По словам Мслиха, электричество там включают один раз в день на несколько часов, работы почти нет, больницы и школы нуждаются в предметах первой необходимости. Но радикальные исламские организации продолжают каждый день обстреливать Израиль самодельными ракетами.

Появилась ещё проблема — Израиль периодически наносит удары по подземным ходам на границе Сектора Газа и Египта. Через эти тоннели террористам завозят оружие и комплектующие для ракет.

«Но в итоге бомбы с самолётов часто падают и на мирные дома. С начала года у нас взорвали две школы, погибли более 20 человек», — утверждают в ХАМАСе.

А поставки оружия не прекращаются, и это заставляет Тель-Авив действовать, чтобы защитить своих граждан.

«Перемирие у нас — это 100 обстрелов в месяц. Во время обострения отношений к нам прилетает до сотни ракет в день», — рассказывает изданию жительница Израиля, бывшая киевлянка Александра Бурд.

В стране привыкли к сиренам оповещения об атаке, отмечает Бурд. Все знают, что, если они включаются, есть от 30 с до 1,5 мин., чтобы спрятаться в бомбоубежище.

Между тем жизнь в центре страны максимально близка к обычной. Идут занятия в учебных заведениях, работает торговля, ходит транспорт. Угроза ощущается больше на юге, где закрыты детские сады и школы. Там же сосредоточены более 15 тыс. резервистов, которых призвали в начале кампании.

От массовых разрушений Израиль спасают две вещи

izrail-bomboubezhischeВо-первых, низкая точность палестинских ракет. По словам Джеймса Филипса из Института национальной безопасности и внешней политики Дэвиса, большая часть ракет собраны кустарно и поэтому падают в море.

«Тем более что в Секторе Газа используют ракетную технологию, которую им передал Иран, а она далека от совершенства», — считает эксперт.

Во-вторых, за несколько лет Израиль смог построить систему ракетного перехвата Железный купол, которая сбивает значительную часть снарядов. В итоге до цели долетают только 5-10% ракет.

Но в 2014-м количество обстрелов начало расти. Видимо, поэтому Израиль и решился на очередную военную операцию.

Удар на опережение

Большинство аналитиков, опрошенных Корреспондентом, склоняются к тому, что Израиль решил действовать из-за усиления угрозы со стороны радикальных палестинских движений. Главная причина — разрастание гражданской войны в Сирии и Ираке.

После того как радикальная группировка ISIS захватила половину территории Ирака, там заявили, что вскоре двинутся на запад, чтобы завоевать все страны до Средиземного моря. Тем более что Иран начал более активно поддерживать палестинских экстремистов.
«Так Тегеран хочет отвлечь мир от собственной ядерной программы и укрепления своего влияния в той части Ирака, которую не захватили силы ISIS», — говорит Филипс.

По словам аналитика, с мая Тегеран увеличил объём военной помощи Палестине минимум на $ 10 млн в месяц.

Кроме того, арабская весна, которая должна была принести демократию на Ближний Восток, похоже, закончилась с отрицательным результатом. Сейчас в регионе растёт популярность радикальной исламской идеологии.

«К нам постоянно приходят люди и говорят, что разочаровались в партии ФАТХ умеренное политическое движение в Палестине . Теперь они хотят борьбы, и мы готовы их поддержать», — заявляют в ХАМАСе.

Поэтому неудивительно, что Израиль решился атаковать сейчас, пока у его границ не создали радикальное исламистское государство. В результате недавней операции, как отмечает Гарольд Стейнберг, профессор Университета Бар-Иллана в Израиле, значительная часть инфраструктуры ХАМАСа уничтожена, и количество ракетных обстрелов должно сильно сократиться.

Впрочем, по мнению аналитиков, операцию Нерушимая скала вскоре нужно будет повторять. В среднем Израиль вынужден бомбить палестинцев с периодичностью раз в два-три года. Но радикального перелома он добиться не может.

‘Тель-Авив постоянно сдерживают США и ЕС, которые не хотят большой войны на Востоке. При этом они не рвутся повлиять на ХАМАС, так как им нечего предложить экстремистам», — говорит Стейнберг.

Сейчас почти никто не заинтересован в создании независимой Палестины, считает эксперт.

Арабы используют противостояние с Израилем как знамя борьбы ислама с иноверцами. Саудовская Аравия и ОАЭ помогают экстремистам финансово и удовлетворяют своё религиозное рвение. США и ЕС не готовы к новому глобальному раунду переговоров с палестинцами и израильтянами. Там больше озабочены экономическим кризисом, а в случае Америки — ещё и грядущими выборами в конгресс.

Наконец, в самой Палестине лидеры террористов не слишком стремятся к независимости.

«В таком случае их быстро оттеснят от власти, так как они умеют только воевать, а не управлять», — поясняет Палмер.
Постоянный конфликт для них — это приток денег и политической власти. Таким образом, неудивительно, что в 2007 году, когда отношения между Израилем и Палестиной опять испортились, Сектор Газа возглавил глава ХАМАСа Исмаил Хания.

Обе стороны конфликта устали от войны продолжительностью 50 лет и жизни в изоляции или под страхом ракетных обстрелов. Но решения проблемы пока нет, и оно вряд ли появится в ближайшие годы. Тем более что в Израиле готовятся к росту фанатизма на Ближнем Востоке, а значит, ждут новых войн и терактов.