Чешские власти и санкции против РФНеосведомленность и прагматизм — главное, что заставляет официальную Прагу и большинство чехов оставаться в стороне российско-украинского конфликта.

Война на территории Украины стала тем катализатором, который резко ускорил трансформационные процессы в Центральной и Восточной Европе. В Москве сегодня часто повторяют в стилистике гражданской войны, мол, нельзя оставаться «над схваткой». Немцы последовали совету и, не глядя в глаза собственным промышленникам, заявили, что «свобода лучше, чем несвобода», выступив за санкции против России. Москва ввела свои. Берлин полагал, что ответ ЕС будет солидарным. Однако центрально-европейские страны образовали фронт. Они как раз хотят остаться «над схваткой».

Наиболее яркие заявления из позиции «над схваткой» в последнее время делают чехи. Президент страны Милош Земан предлагает (в редакции российских СМИ) вовсе отменить санкции против РФ, выступая по-русски на греческом острове Родос. Причем в рамках форума, организованного под патронажем Владимира Якунина, который не только возглавляет российскую госкорпорацию РЖД, но и находится под американскими санкциями.

Попытка экс-главы чешского МИДа Карела Шварценберга призвать к поставкам оружия в Украину встречает жесткую отповедь со стороны премьера страны Богуслава Соботки. Весьма показательно, с учетом того, что ранее Чехия успела первой отказать Североатлантическому альянсу в возможности разместить на ее территории натовские войска в связи с «украинским кризисом».

Они не видят себя одной из его сторон. Одни политики считают его украинско-российским, а другие, вроде президента Земана, называют гражданской войной в стране, которая якобы не является в полном смысле этого слова состоявшимся государством.

Последняя причина — расчет. Российский рынок до сих пор в разы больше украинского. И чешский бизнес, прямо или косвенно, признавая это или нет, уже инвестировал в свои российские проекты не менее €6 млрд. Наиболее показательный пример — PPF Group богатейшего чешского предпринимателя Петра Келлнера. С одной стороны, эта компания до лета 2014 года являлась одним из крупнейших совладельцев словацкой газотранспортной системы, через которую идет сегодня реверс газа из ЕС в Украину. С другой — все инвестиционные вложения PPF в РФ трудно перечислить. Это и банк Home Credit, и девелоперский бизнес, и страховые компании, и, например, 19,86% акций компании Polymetal, занимающейся драгоценными металлами. По данным чешского журнала Euro, из-за проблем с российским сегментом своего бизнеса Келлнер за последний год уже потерял около 8% личной стоимости. И он вряд ли хочет, чтобы эти убытки продолжили расти.

А есть еще, например, второй по размерам состояния бизнесмен в Чешской Республике — Андрей Бабиш, который также является вице-премьером и министром финансов. Он лидер партии ANO (Да) — неформального победителя последних местных выборов. Личная «капитализация» Бабиша упала за 2013 год на 4%. По версии Euro — из-за снижения прибыли его химических заводов, которые среди прочего зависят от поставок природного газа из России.

Таким образом, поведение нынешних чешских властей вполне объяснимо. На словах они вместе с «рядовыми» гражданами страны в российско-украинском конфликте на стороне Украины. На деле же Киев вряд ли добьется изменения нынешнего осторожного отношения со стороны официальной Праги. Ему остается надеяться на помощь Германии и США или ждать смены правительства в Чехии по итогам предстоящих через пару лет парламентских выборов. Вариант «идеологического» выбора со стороны чешских властей не пройдет. Земан — не Вацлав Гавел, а 1968 год для большинства современных чехов был слишком давно.