Новости Запорожья и в Украине

АЛЕНА МАТВИЕНКО. БАЛЕТ НАУЧИЛ ЖЕСТКОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

21 Декабрь 2015

Комментарии

0
 Декабрь 21, 2015
 0

Категория Шоу-бизнес

Алена Матвиенко едва ли не единственный представитель своей профессии в Украине.

«Наши театры не занимаются продюсированием спектаклей, их цель — размыть государственные деньги», — говорит 40-летняя Матвиенко.

В 2011 году она основала продюсерский центр «Софіт», в активе которого, кроме балета по роману Фрэнсиса Скотта Фипджеральда, еще три бестселлера словенского хореографа Эдварда Клюга: Radio and Julie, Quatro и Stabat Mater. В рамках рубрики «Рядом с лидером» провел с Матвиенко непростой день — в Национальном дворце искусств «Украина» в очередной раз при полном аншлаге прошел балет The Great Gatsby. В день спектакля продюсеру нужно было проконтролировать сотню важных процессов, тем не менее в коротких перерывах мы поговорили о тайм-менеджменте, специфической балетной дисциплине и проблемах с делегированием.

Почему в Украине фактически не существует профессии «балетный продюсер»? В нашей стране доминируют государственные репертуарные театры. Частных балетных трупп крайне мало, а из тех, которые на слуху и регулярно готовят новые спектакли, есть только «Киев модерн-балет». Откуда взяться продюсерам? В государственных театрах у нас не менеджеры, а чиновники. Там есть план, в котором одна-две премьеры в год, и те делаются за бюджетные средства. Нет нужды искать деньги, помещение для репетиций, собирать труппу. Нет необходимости создавать конкурентоспособный продукт и учитывать все риски. Зачастую есть бюджет, который нужно освоить, и план, в котором необходимо поставить галочку. Такого продюсирования, как это принято в США или Европе, у нас просто не существует. В балетном мире Украины не принято рисковать своими деньгами или деньгами инвестора и создавать что-то новое. Принято хранить наследие.

Мы сотрудничали с такими театрами, как Teatro alia Scala в Милане, American liallel Theatre в Нью-Йорке, New National Theatre в Тонно. Где балетное продюсирование можно считать образцовым? И в США, и в Европе этим занимаются серьезно. Везде, где люди рискуют своими деньгами, вы можете увидеть серьезный подход. Если у тебя нет крепкой базы и ты делаешь что-то совершенно новое, то не можешь позволить себе работать спустя рукава. В балете, как и в кинобизнесе, продюсер — очень важный член команды. Я бы сказала, что это человек-контроль, человек-дедлайн и своеобразный парламентер. Иначе баталии между творческими личностями, которые задействованы в проекте, будут нескончаемыми и зритель никогда не увидит конечный продукт.

Как организована работа над балетом The Great Galsby?

Это наш самый большой проект, конечно, над ним работает целая команда — пиарщик, исполнительный директор, менеджер проекта, несколько помощников (они отвечают за организационную работу). У нас нет огромного штата, зато собралась такая команда, где нет нужды по сто раз объяснять что-то или просить подстраховать. Каждый понимает процесс и готов включиться в любую минуту.

Нужно обладать, чтобы стать балетным продюсером? Может ли человек из другой сферы справиться с этой работой? Балетный мир очень узкий, и здесь особенно важно иметь хорошую репутацию. Мне кажется, что в любой сфере продюсер — это человек-оркестр, который не только хорошо разбирается в каждом из этапов подготовки продукта, но и является отличным психологом. Балетное дело очень специфическое, поэтому людям из другой сферы будет сложновато. Для того чтобы перейти в этот бизнес из смежных сфер, по меньшей мере нужно быть ярым поклонником балета.

То есть, как и в большинстве сфер, все решают знакомства?

Не совсем. Дело в том, что профессионал должен разбираться в новых культурных течениях, следить за тем, кто чем занимается, какие существуют тенденции. А также отмечать, кто в какой форме находится и в каком театре сегодня работает. Очень важно дружить с постановщиками, стейдж-менеджерами, знать хороших художников по свету или костюмам. Если ты не в теме — нужно учиться. Но в Украине можно учиться только на собственных ошибках, больше негде.

Вы ведете сразу несколько проектов. Как распределяете время?

Мое расписание сильно зависит от этапа, на котором находится проект. Если это период генеральных репетиций или день концерта — я загружена каждую секунду. Но даже если идет только предварительная подготовка, моя команда никогда не работает с 9:00 до 18:00.

Как организован ваш день? Есть ли какие-то ритуалы?

Единственное правило — хорошо выспаться и обязательно выпить утром чашку кофе. Мне нужно восемь часов для сна, в остальном у меня абсолютно свободный график.

Вы много говорите о том, что в балетной сфере трудно разобраться — слишком много специфических нюансов. Как у вас обстоят дела с делегированием? У меня есть проблема с делегированием, но, как правило, это оправдано. Потому что здесь много тонкостей, много амбиций, эго артистов. Нужно уметь обходить острые углы, понимать психологию. Поэтому очень ценишь людей, которые давно с тобой. Весьма сложно заменить какого-то члена команды — слишком много нюансов, которым трудно научить, это нужно чувствовать. Над «Гэтсби» мы работаем уже два года, и наш коллектив прошел через многое. Все уже функционирует достаточно слаженно, и поэтому сегодня, в день спектакля, я позволила себе погулять с собакой и попозировать вашему фотографу, а не решать, например, вопрос с доставкой декораций.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)