Новости Запорожья и в Украине

Александр Постоленко: «Первые« Маски »мы сняли в Колумбии»

29 Апрель 2016

Комментарии

0
 Апрель 29, 2016
 0
Категория Шоу-бизнес

Актер Александр Постоленко комик-труппы — о творчестве, женщин и хобби.

На официальном сайте комик-труппы «Маски-шоу» об Александре Постоленко написано так:

«Образ подозрительного, настороженного старичка-боровичка, социальный тип пожилого партийного чиновника, который пристально следит, чтобы кому-то не стало лучше, чем всем остальным».

Но эти черты характера ему присущие только на сцене Дома клоунов. В жизни Александр Николаевич — светлый и талантливый человек. Любит Одессу, которая давно стала ему родной.

— Два года назад комик-труппа «Маски-шоу» отпраздновала 30-летний юбилей. Создавая в 1984 году при Одесской филармонии ансамбль пантомимы, вы надеялись, каким брендом станут ваши «Маски»?

— Перед тем, как создать в филармонии ансамбль пантомимы, мы, начиная с первого курса института, много лет занимались самодеятельностью. Мы с ребятами заканчивали архитектурный факультет, и понимали, что нам нужно перейти на профессиональную сцену, чтобы сохранить то, что мы уже сделали. Понимали, что нам придется по направлению разъехаться в разные города, а чтобы остаться работать в филармонии, не могли и мечтать, потому что не имели специального образования. Но при филармонии к тому времени уже существовал маленький коллективчик, в котором работал Боря Барский. Мне очень повезло — меня взяли на работу. Видимо, так распорядилась судьба, потому что мы поехали на конкурс вместо вокально-инструментального ансамбля, который накануне поездки распался. В филармонии остались только мимы. Вот мы и поехали показывать на конкурсе программу, которую нам поставил один из известных московских режиссеров. Когда вернулись, официально стали работниками филармонии. Вот тогда и началась наша настоящая творческая деятельность — ездили по колхозам, придумывали разнообразные вещи, которые нельзя было сделать на сцене. В то время пантомимы никто не учил, Интернета не было, поэтому все придумывать приходилось самим. Это уже потом нас начали приглашать на телевидение.

— В свои 24 года вы играли старичков-боровичка и партийных чиновников… Сами себе придумали такой образ в «маску», или к этому приложили Барский с Делиевым?

— Сначала старичков играл Боря Барский. Ему все сейчас говорят: «О, а вы с тех пор совсем не изменились», на что Барский отвечает: «Конечно, не изменился. Потому что тогда я сильно гримировался, чтобы быть похожим на старичка, а сейчас, по прошествии 30 лет, гримироваться уже не нужно».

— В конце 90-х «Маскам» поставили диагноз: неформат. В частности, российское телевидение перестало вас покупать…

— Первые «Маски» мы сняли не в России и не в Украине, а в Колумбии. И удалось нам это сделать бесплатно. Именно тогда мы реализовывали те мысли, которые не помещались на сцене. Со временем материала собиралось все больше и больше, а потом появился телеканал «Россия». Это был бум, когда вдруг все стало возможным. Когда появились Листьев и Дибров со своими программами, когда все было можно и все было доступно. Вот тогда мы и сняли по заказу российского ТВ свой первый сериал, который, к сожалению, не имел успеха у нас дома. И только на третий сезон вдруг выстрелил… Потом телевидение стало «форматным» и таким, каким мы видим его сейчас. Исчезли все эти люди, которые его создали, которые пытались что-то делать и стали востребованными в период перестройки.

— Как случилось, что выпускник строительного института стал мимом? В институт поступили, чтобы откосить от армии, или, возможно, такова была воля ваших родителей?

— Я увлекался рисованием с раннего детства. Еще когда мы жили в деревне, рисовал лошадей, лес, поле, мечтал быть художником. Поэтому и хотел вступить в Одесское художественное училище. У меня был замечательный педагог Анатолий Горбенко. Я очень любил акварель, он меня готовил, и я решил после девятого класса поступить в художественное училище им. Грекова. К тому времени вышел какой-то странный закон, после девятого класса туда не принимали, только после восьмого или после армии. Поскольку мне некуда было деваться, поэтому и пошел на подготовительные курсы в строительный институт на архитектуру. От армии я не убегал, и родители к этому также не причастны.

— В школе или, возможно, позже в институте пародировали своих преподавателей или одноклассников?

— Нет. Не было такого. О сцене вообще тогда не мечтал. В 14-летнем возрасте за компанию с другом поехал на киностудию. Он хотел принять участие в кастинге фильма «Ребята ехали на фронт». Меня завели в какую-то комнату, где сидели незнакомые дяди-тети. Говорят: «Прочти стихотворение». Единственное, что от неожиданности и страха вспомнил, был «Белеет парус одинокий». Пообещали потом позвонить… Вот это был мой первый опыт «выхода на сцену». Я мечтал быть летчиком. Моим кумиром тогда был летчик-космонавт Леонов, прекрасно рисовал. Поэтому и я занялся сначала рисованием для того, чтобы, возможно, стать летчиком (смеется). А еще я занимался танцами, вступал в Ленинградское хореографическое училище… А когда появились первые кружки пантомимы, меня туда затянуло, как в пропасть.

— Ну, наверное, не совсем в пропасть, потому что вы не только артист, но и фотохудожник. В Одессе выставляете свои работы, которые признаны уникальными потому, что экспериментируете с техникой.

— Мы с Делиевым учились в одной группе. Нам не хватало рисования. Потому архитектуры изучают много технических предметов, а рисования и живописи нам не хватало. Даже хотели переводиться в какие-то художественные заведения, где рисования будет основным предметом. Делиев и до сих пор сохранил это свое желание — занимается живописью, делает выставки (в апреле выставлял свои работы во Львове), а у меня это желание рисовать переросло в фотографию. Это не совсем фотография, скорее, фотоживописи. Вот вы видите фотографию, а я вижу в ней картину-живопись. Мои работы не похожи на работы других художников. Если у нас принято эксплуатировать тему одесских двориков, котов-голубей, то меня интересует живописная фотография, абстрактная, которую я не обрабатываю фотошопом. К сожалению, в последнее время не имею возможности много времени уделять фотографии.

— В своей биографической справке пишете, что увлекаетесь фотографиями и незамужними фотомоделями. Жена не ревнует вас за такие слова?

— Эта шутка мне не принадлежит. Произнес Боря Барский, когда узнал, что я занимаюсь фотографией. Понятно, что мне, как и каждому человеку, нравятся красивые женщины, но не настолько, чтобы это было моим творческим девизом.

— Близкие друзья называют вас «пистон». НЕ обижаетесь?

— Прозвище «Пистон» от моей фамилии Постоленко «приклеилось» ко мне еще на первом курсе института. Тогда это слово не имело своего другое значение — «поставить пистон». Оно было от слова «пистолет». Ну, так уж пошло. А теперь, когда даже дети моих коллег меня так называют, то чего уж обижаться…

— Вы сыграли в нескольких фильмах, но и дальше остаетесь привержены пантомиме в Доме клоунов. Сейчас модно сниматься в «мыльных операх». Не хотели бы вы немного сменить амплуа?

— Я бы не отказался. Потому артисты нашего жанра не могут похвастаться тем, что «жируют». Поэтому приходится принимать любые предложения, соглашаться на роли бандитов. А с другой стороны, если в фильм пригласят хотя бы двух артистов из нашего театра, то фильм может превратиться в «Маски-шоу».

— А если бы вас пригласили российские кинематографисты? Согласились бы ехать в Россию?

— На самом деле, я «укроп», вопрос выбора никогда передо мной не стоял. Я — патриот. Кроме моих увлечений, есть еще история моего родного края в Кировоградской области. Нахожу и собираю остатки трипольской культуры, для меня это есть очень ценным. Мой родной язык украинский, люблю свою культуру, но одновременно книги, которые лежат на моей книжной полке, — Достоевский, Бунин, Толстой — я, только в зрелом возрасте «дорвался» до них… Ну, а по поехать туда на работу, не могу однозначно сказать. Прежде всего потому, что меня туда никто не зовет. А два года назад, когда у нас начались страшные события, труппу пригласили на Сахалин. Нам обещали неплохой гонорар, но мы не поехали. И не потому, что не любим русского языка или русского зрителя. Мы понимали, что нам надо было оставаться здесь, в Украине. Фото из архива Александра Постоленко.

Об Александре Постоленко

Александр Постоленко родился 12 июня 1960 в Кировоградской области. Окончил архитектурный факультет Одесского строительного института. В комик-труппе «Маски-шоу» работает более 30 лет. Кроме того, занимается художественной фотографией. Сыграл в фильмах «7 дней с русской красавицей», «Чай с бергамотом», «Блудный сын, блудная мама» и др.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)