Новости Запорожья и в Украине

Земля как последний рубеж государства

30 Сентябрь 2016

Комментарии

0
 Сентябрь 30, 2016
 0

Референдум о продаже земли подготовит почву для реформы аграрного сектора.

Свободный рынок земли является одной из тех панацей, которыми отечественные «либералы троещинской школы» уже более двадцати лет обещают спасти нашу экономику. Ни одна из других панацей до сих пор не сработала — ни приватизация по бросовым ценам, ни создание отраслевых монополий, ни повышение тарифов на коммунальные услуги, ни даже широко разрекламированная децентрализация. Но вот эта панацея точно сработает. Как только позволим свободно покупать и продавать землю, тут же в страну придут огромные инвестиции, село разбогатеет, и страна станет аграрной супердержавой. А люди смогут сбыть ненужные им паи и на полученные деньги приобрести квартиру или открыть собственное предприятие в городе.

По крайней мере так нам говорят. На самом деле картинка отнюдь не такая радужная. Сначала познакомимся с ценами на землю

  • средняя стоимость гектара земли в Украине — 860 долл. максимум. А однокомнатная квартира стоит 46 тыс. долл. Итак, чтобы купить городскую «однушку», крестьянину необходимо иметь пай размером 54 га;
  • средний размер пая — 3,72 га. Максимальный размер пая для обычного крестьянина — 5,98 га, минимальный — 1,87 га. Это дает соответственно суммы 3200 долл., 5142 долл., 1702 долл. За эти деньги крестьянин сможет купить лишь 2-3 квадратных метра квартиры;
  • годовой процент, который будет начисляться в банке на вышеуказанные суммы (средний процент по депозиту 15%), составляет 480 долл. (40 долл. / месяц), 771,30 долл. (65 долл. / месяц), 255 долл. (21 долл. / месяц).

Все это свидетельствует, что, наконец дождавшись желанного свободного рынка земли и возможности продать пай, крестьянин получает немного больше, чем средняя заработная плата в стране. Никаких преимуществ при этом он иметь не будет: не сможет ни купить квартиру, ни положить деньги на депозит и жить как рантье (кстати, депозиты у нас имеют плохую привычку «сгорать», а возвращают долги за «сгоревшими» вкладами в нашей стране только популисты ). Не сможет и предприятие открыть: слишком малые средства окажутся в его распоряжении.

А что же будет с сельским хозяйством? Может, оно все-таки выигрывает в целом от внедрения рынка земли? Но даже простенький анализ свидетельствует, что надежды на это напрасны. В мире нет ни одной аграрной супердержавы, а также нет такого примера в истории. Все очень просто: так много продуктов не требуется. Существует такая скучная организация при ООН — Food and Agriculture Organization (FAO). Эта организация анализирует мировой продовольственный рынок, тенденции на нем и те меры, которые нужно принимать, чтобы не допустить голода. Так вот, если вы заглянете в статистические данные FAO, то выясните три вещи:

  • в мире производится продовольствия почти в полтора раза больше, чем необходимо для всего населения планеты. Грубо говоря, проживает 7,3 млрд. человек, а пищи производится на 10 млрд;
  • на все ключевые пищевые культуры цены резко упали за последние пять лет и продолжают падать;
  • в среднем производство продовольствия в мировом масштабе продолжает расти на 4% в год.

Единственный способ для нас привлечь инвестиции в сельскохозяйственный комплекс — под «органическое фермерство» по стандартам IFOAM. Но здесь есть две основные принципы. Во-первых, это не просто «экологически чистое» выращивание продукции. Это комплексное хозяйствование, которое в принципе не может быть масштабным. В этом направлении в мире работают сравнительно небольшие фермерские хозяйства, объемом от 50 до 200 га. Крупные латифундии, что консолидируют тысячи гектаров, такое производство организовать не способны. В тех же США они просто не выжили с наступлением постиндустриальной эпохи — или обанкротились, или превратились в чисто скотоводческие холдинги, где земля используется для выпаса скота. Во-вторых, «органическое фермерство» очень затратное. Здесь мало владеть землей — необходимо иметь специфический посевной материал, определенное количество удобрений и соблюдать особый режим выращивания растений.

Организовать такое производство у нас можно только с помощью кредитов. Они выдаются только как «кредит наличными», то есть сложный процент там достигает 30-40%, а такого не потянет ни один фермер. Не получит он и возможности взять хотя бы какой-то больший кредит под залог земельного надела, ведь ссуда выдается под текущую стоимость земли, а она очень низкая и несоразмерны с объемом средств, которые необходимы фермеру для выращивания урожая не только по стандартам IFOAM, а также по украинским.

Примерно посчитайте затраты: для посевной фермеру необходимо одних только удобрений 30-35 тонн на гектар. А рынок этих самых удобрений у нас контролируется монополией Ostchem, которая входит в картель DF Group Дмитрия Фирташа. Уже сейчас цены на удобрения поднялись до 500 долларов за тонну. При желании или необходимости картель может очень просто задушить фермерство только одной этой статье, потому что у фермера просто не хватит средств, чтобы закупить достаточно удобрений для хорошего урожая.

А еще нужны топливо, посевной материал, техника, которую предстоит обслуживать и обновлять… Все это тоже контролируется крупными аграрными корпорациями. В конце концов фермер обанкротится и будет вынужден продать свою землю, причем ему еще повезет, если ее не конфискуют за долги. Стратегия конфискаций уже отрабатывается на жилом фонде, когда удалена частная собственность продается по бросовой цене.

Поэтому введение открытого рынка земли отнюдь не будет способствовать росту цен на землю и процветанию сельского хозяйства. В лучшем случае она останется на том же уровне, что и до этого. В худшем — рынок будет целенаправленно обвалившийся через массовые банкротства фермерских хозяйств. Ведь после приватизации Аграрного Фонда (он тоже значится в списке на приватизацию на следующий год) фермеры будут полностью зажаты между монополиями, которые будут полностью контролировать как рынок закупок сельскохозяйственной продукции, так и рынок основных ресурсов для сельского хозяйства. И это будет означать конец фермерства как такового — оно будет просто раздавлено монополистическим ценообразованием.

Цены начнут расти только после того, как все земельные участки будут консолидированы и поделены между крупными аграрными корпорациями, получат статус латифундий. И хозяйничать они так же, как хозяйничают корпорации в горной или лесозаготовительной отраслях — в хищнический образ, полностью вырабатывая ресурс, а затем выбрасывая его за ненадобностью. Или просто перепродавая землю «по настоящей» цене тем, кому она нужна для теневых сделок или как размещение капитала.

Все это произойдет, замечу, в том случае, если рынок земли будет цивилизованным, то есть если война за гектары осуществляться исключительно экономическими методами. Но в нашей стране рынок цивилизованным не бывает. У нас даже нет элементарного обеспечения права собственности. Поэтому даже имея землю и ресурсы в ее обработки, фермер не получает никаких гарантий сохранения права на нее.

Чтобы не быть голословным, приведу реальный пример, который точно показывает статус защищенности частной собственности в нашей стране.

В селе Попасная, что на Днепропетровщине, было фермерское хозяйство, принадлежавшее семье Дарадуда. Достаточно прибыльное: общая стоимость активов составляла 30 млн гривен. Так случилось, что владелец этого хозяйства умер. Пока его сын вступал в наследство, регистратор нагло сменил владельца в государственном реестре предприятий на третье лицо, причем адрес этого лица была расположена в приюте для бездомных. То есть, воспользовавшись бюрократической задержкой вхождение в права наследника, рейдеры буквально за считанные часы переоформили временно «ничейной» хозяйство своего зиц-председателя, и право частной собственности им в этом не помешало.

Это, собственно, и свидетельствует о том, что института частной собственности в Украине не существует. Следовательно, введение рынка земли отнюдь не означает, что фермеры наконец владеть землей и смогут передавать ее по наследству. Напротив, это означает прямо противоположное: их имущество тут же отберут и передадут «эффективным собственникам» с помощью отработанных на городской недвижимости схем рейдерства. Кстати, злые языки говорят, что за грубым рейдерством в Попасном стоит местный депутат от БПП.

Здесь стоит напомнить, что благодаря рейдерским схемам при Януковиче сменили собственников более 7 тыс. прибыльных предприятий в городах, а их бывшие хозяева оказались на улице без гроша в кармане, причем многим повезло, что живы остались. Вы считаете, что на рынке земли будет иначе? Наоборот, будет еще жестче, потому что предприятие может обанкротиться и потерять ценность, а земля имеет имманентную ценность, и ее будут бороться всеми возможными методами. Даже сталинскими.

Вот почему Юлия Тимошенко, ознакомившись с положением в наших селах, забила тревогу и объявила о создании общенационального штаба противодействия рейдерству. Именно сопротивление всеукраинского масштаба способен дать хотя бы минимальную отпор уже отмобилизованных отрядам рейдеров, которые перед введением рынка земли занимаются «консолидацией ресурса». Точно так же бывает перед приватизацией лакомых кусочков украинской промышленности. Вспомните хотя бы рейдерские войны вокруг Одесского припортового завода.

Безусловно, на сбор подписей за проведение референдума о продаже земли (нужно около 3 млн) наша власть отреагирует так же, как и на подписи относительно референдума по НАТО. То есть проигнорирует их и без всякой терзания заявит, что оснований для референдума нет. Однако в процессе его подготовки выработана единая платформа, вокруг которой объединятся все, кому не безразлична судьба украинского сельского хозяйства. И это станет основой для реальной реформы аграрного сектора, основанной на реальных возможностях украинского фермерства, а не теоретических выкладках очередного «рехворматора» и формирование настоящего рынка земли.

Потому что земля должна выйти на рынок тогда и только тогда, когда в стране будет существовать настоящий институт частной собственности, а экономика не будут управлять в ручном режиме крупные монополистические картели.

Потому что земля — это последний рубеж и единственная имманентная ценность в любом государстве. Разбрасываться ею может только человек, которому плевать на судьбу как государства, так и его граждан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)