Перспективы дела против заместителя министра здравоохранения довольно туманные.

В руки правоохранителей чиновник Роман Василишин попал именно в тот момент, когда получал деньги от своего соучастника в коррупционной схеме — директора урологического центра Александровской больницы Киева Юрия Серняка.

Схема нечестного зарабатывания денег была довольно простой. Заместитель министра лично распределял врачей урологического центра Александровской больницы на операции. За каждую возможность провести операцию врачи должны были заплатить. Они требовали деньги от пациентов и сдавали директору центра Сернякову. А уже тот передавал «бонусы» Василишину.

Операцию по задержанию чиновника провели следственные столичной прокуратуры и сотрудники СБУ. Как сообщил генпрокурор, во время задержания в Василишина изъяли 900 долларов и 38000 гривен. Это, по уточненным Луценко, сумма единовременной передачи. Деньги поступали чиновнику еженедельно. Только от урологического центра Александровской больницы заместитель министра здравоохранения получал от 50 до 100 000 гривен за неделю — и почти полмиллиона за месяц. В общем правоохранители изъяли у Василишина и его соучастника Серняка 315000 гривен, 47,5 тысячи долларов и 2,5 тысячи евро.

Ситуацию вокруг нового громкого задержания обсуждаем с экс-министром здравоохранения, заместителем председателя комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Олегом Мусием и экспертом антикоррупционного отдела Центра «Эйдос» Глебом Каневским.

— Насколько распространены такие коррупционные схемы в медицинской сфере?

А. Мусия: — В украинских учреждениях здравоохранения очень распространены. Все зависит от руководителя учреждения здравоохранения. Как он построит работу в больнице, так оно и будет. Потому врачи у нас находятся в рабстве, зависят от руководителя — он может дать операционный стол и пациента, а может и не дать. Такой себе произвол. Старая советская система остается не реформированной.

— Отмечу, что до назначения заместителем министра Василишин работал главным врачом в Олександровской больнице в Киеве, — говорит далее А. Мусия. — Оттуда он перенес в Минохраны здоровья схему поборов с пациентов, врачей, заведующих отделений. Такая схема характерна для больниц, а не для министерства. Потому что в министерстве своих врачей нет, никто операционных столов и больных не распределяет. Василишин, видимо, из жадности «забрал» ту схему со собой.

Г. Каневский: — Такие схемы существовали на протяжении всех лет независимости Украины. Важная вещь: не только Василишин принимал деньги за организацию работы врачей, но и врачи сами носили ему деньги. Они требовали взятки от граждан Украины, которые имеют конституционное право на бесплатную медицину. Они также являются соучастниками этого преступления. Поэтому я бы не рассматривал дело Василишина в узком контексте чиновника, который требовал взятки.

— Система поборов Василишина не нова. Как считаете, почему именно сейчас ее разоблачили?

А. Мусия: — Потому что правоохранители всерьез взялись за очень многие сферы. Думаю, это первые колокольчики. Раскрыли простейшие вещи — в медицине просто идиотские. Потому что быть заместителем министра и брать с врачей деньги за допуск к операционных столов — такое могут делать разве что идиоты, простите за слово. Если будет распутан весь клубок, это откроет возможность для очищения власти как таковой. Василишин — известная персона, все время находилась на государственной службе, и к нему всегда было очень много претензий. Именно с Александровской больницы, когда там главным врачом был Василишин, в январе 2014 похитили Игоря Луценко и Юрия Вербицкого, которого потом убили в лесу. А через два года после Майдана Василишина Арсений Яценюк назначает заместителем министра! Не удивлюсь, если Василишин расскажет, какие взятки занес Яценюку с компанией за это назначение. Здесь действительно речь идет о старых коррупционных схемах. Люди, стоявшие на сцене Майдана, например Яценюк, вместо ликвидации преступных схем просто возглавили их.

— Какими видите перспективы этого дела?

А. Мусия: — Боюсь, чтобы не было так, что дело не дойдет до суда. Мы уже видели, как Аваков задерживал на заседании правительства председателя Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Бочковского и его заместителя Стоецкого. И что дальше? Ничего. Мы видели громкое дело в отношении народного депутата Мосийчука. И что? Также ничего. Точкой в этом деле должен быть судебный приговор. Надеюсь, что директор НАБУ Артем Сытник направит официальный письмо в Генпрокуратуру с просьбой передать им это дело на расследование. Правоохранители должны сделать все, чтобы такие позорные вещи больше в медицине не происходили.

Г. Каневский: — Перспективы этого дела довольно туманные. Расследование коррупционных дел — полномочия Национального антикоррупционного бюро. Если ГПУ, Служба безопасности или любой другой узнал о фактах злоупотреблений Василишина, они должны были сообщить об этом НАБУ. И следователи НАБУ должны были бы собирать доказательства преступления. Даже если ГПУ теперь передаст это дело на расследование в антикоррупционное бюро, в суде она может развалиться. Суд может признать доказательства недопустимыми — потому что досудовые действия выполняла прокуратура, а не антикоррупционного бюро. Это нарушение процедуры. Время покажет, насколько для суда юридические нюансы последовательности важные. Судьба дела зависит от судьи, который будет его рассматривать. Пусть там как, но дело против Василишина может стать долгосрочным. Ведь очень много людей участвовало в вымогании и передавании взяток. Может случиться так, что следователем придется опрашивать сотни людей со всей Украины. Поэтому такие следственные действия потребуют огромного промежутка времени. В конце концов, Василишин имеет довольно высокую должность и много друзей во власти. Я убежден, что благодаря этим связям и за счет тех денег, которые он сумел украсть, он всеми способами будет ломать дело в суде. А суды наши в ближайшие два года вплоть должным образом не будут реформированны. Вряд ли мы увидим завершение истории под условным названием «Василишин» в следующем году.

— Не может быть это громкое задержание такой себе пиар-акцией ГПУ? Смотрите: только генпрокурор Луценко назначает прокурором Киевской области Романа Говду, и уже через два дня тот дает результат: разоблачает взяточника-чиновника с Минохраны здоровья.

Г. Каневский: — Любое дело, что появляется на странице Генпрокуратуры в соцсетях, есть пиар. Для того и ГПУ возглавил политик со стажем Луценко, который умеет подавать информацию общественности. Повредит пиар в этом деле, не берусь прогнозировать. Но убежден, что чиновнику по фамилии Василишин этот резонанс уже повредил. Теперь вся страна узнала, что есть такой мошенник, который грабил тяжелобольных людей, заставлял врачей брать с них деньги. Даже если суд оправдает Василишина — или через юридические коллизии, когда ГПУ и НАБУ не разобрались, чье это дело, или через другие причины — дорога Василишину к высоким должностям закрыта. Потому что гражданское общество после Майдана изменилось, и просто так оно уже не допустит на такие должности мошенников, имена которых стали известны на всю страну.