Новости Запорожья и в Украине

Тарификатор Гройсман, или Осень наступила, холода настали...

29 Сентябрь 2016

Комментарии

0
 Сентябрь 29, 2016
 0

Категория Политика

Пока Порошенко мужественно сражается на дипломатическом фронте и согласовывает в Нью-Йорке мирный план по Аргентине и Новой Зеландии, в хозяйстве остался Гройсман.

Как хозяин домовитый, поднялся в воздух, чтобы с высоты птичьего полета разглядеть панораму вхождения народа в зиму. Сколько его, народа, инфицированного тарифами, в зиму войдет и сколько из нее получится? Вот какую думу думает воспитанник винницких базарных университетов, потому что осень наступила, холодно стало, и имя тарификатора Гройсмана сейчас на языке у каждого гражданина, которому предстоит пережить, наверное, самую зиму в жизни.

Олигархические каналы, а других нет, показывают, как бабушки запасаются валенками и извлекают из тайников родительские фронтовые фуфайки, а также учатся за считанные секунды согревать не более 200 грамм воды к чаю на камфорке, которая сразу стала золотой. Пенсионеры получают из подушек заначки на похороны и перечисляют в четыре раза за два года обесцененные копейки, которые повлекут тарифы, потому что эта тарифная реформа по замыслу должна сожрать не только пенсии и зарплаты, но и вытряхнуть сбережения у людей.

Украинская премьериада знала немало героев, которые покрыли себя славой правительственных подвигов. К примеру, Фокин войдет в историю, как создатель мирового рекорда по инфляции, которая при нем достигла более 10 000 процентов, что превзошло предыдущий рекорд Веймарской республики со обесценение рейхсмарки, что и открыло дорогу к власти Гитлеру. Пустовойтенко впервые в мировой практике со времен Адама Смита в ходе рыночных реформ создал концентрационные лагеря для предпринимателей, которые платят мало налогов, что должно было резко увеличить поступления в доходную часть бюджета, который не выдерживал запланированных откатов. Такой был экзотический премьер-узурпатор. А теперь вот — тарификатор.

Гройсман — молодое лицо, но в процессе старения через годы и десятилетия ему суждено стать мировым лидером в деле обложения тарифной данью беднейшего на континенте общества. У Владимира Борисовича будет, как было у Владимира Ильича: говоришь Гройсман, а понимаешь — тарифы, говоришь тарифы, а понимаешь — Гройсман.

Чем и когда закончится этот тарифомор? Возможно, поднявшись в небо, тарификатор хотел выведать, какой будет эта зима, потому что если лютой, народ вымрет быстрее, чем заплатит за отопление. А если грядет потепление, то правительство может и зиму пересидеть, дождавшись весеннего майдана.

Я спросил одного привилегированного маркиза правящего режима — как вы собираетесь выборы проводить, надвигающиеся на ваши холодные головы, — президентские, парламентские? Ведь Петр Алексеевич, в свою очередь, побил рекорд падения рейтинга, установленного незабываемым кумом Виктором Андреевичем. Что же вы народу будете рассказывать, доведенном до точки кипения вашими семикратными тарифам? Он во Львове, который на последних президентских выборах занял первое место по количеству голосов за Порошенко, в котором за одно только слово против однотурового миротворца могли глаза выцарапать, теперь, по словам Тимошенко, требуют… возвращение убийцы Януковича. В какой черный угол вы загнали народ, как вы его достали, чтобы довести до такого безумного отчаяния.

А у нас есть ход, мило улыбнулся известный манипулятор. Где поближе к выборам выйдет Петр Алексеевич к народу и скажет: ай-я-яй, я и не знал, что эти проклятые душители с правительства обложили такими драконовскими тарифами многострадальную нацию. Надо же народомор вытворяют за спиной у президента, который непрестанно борется за мир. И одной рукой Петр Алексеевич сразу волей лидера нации, идя навстречу выборам, патриотически урежет тарифы так в два раза, по меньшей мере, а второй, обезглавит самого тарификатора публичной сакральной экзекуцией, сделав его виновным во всем.

Где-то тихим вечером за рюмочкой в уютной винницкой корчме гладить эту самую головку жертвоприношения, мол, должен я тебя, Володя, кончить, чтобы не кончил народ нас вместе. Он, он, народ, мне поверил, и за меня снова будет голосовать, а ты, давай, тропинкой Клюева и Онищенко, делай ноги. Отец ждет на берегу Мертвого моря. Смоешь с себя это проклятое правительственное болото и подлечишься грязями за одно, я тебе завидую, мне все некогда, потому что за народ и его черноземы надо неустанно заботиться.

Прецедент подобного гуманизма известен, когда Кучма, утром с треском изгнав с должности премьера Ющенко, вечером схватил гитару и пошпарив к нему в Безрадичи душу утешать. К утру пили и пели, плакали и жаловались.

Такая судьба ждет и нашего тарификатора. Но нам от этого не легче. Потому что действительно всплывают в унисон с падением ртути в градуснике бессмертные строки Есенина:

Осень настала, холодно стало.
Птицы едло перестали хлебать,
Выйдешь, бывало, разинешь моргало,
Ну и тарифы…

Василий БАЗИВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)