Новости Запорожья и в Украине

Погребинский: с Порошенко разговаривать не хотят

14 Август 2016

Комментарии

0
 Август 14, 2016
 0
Категория Политика

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский в эфире заявил, что в глазах Путина президент Порошенко перешел в категорию людей, с которыми разговаривать не хотят, а это означает переход на новый этап кризиса.

Украина, если понадобиться, может даже среди ночи созвать Совет Безопасности ООН. Об этом заявил постоянный представитель Украины при Организации Владимир Ельченко. Также он провел параллели между нынешней ситуацией и вторжением Российской Федерации в Грузию в августе 2008 года.

Владимир Ельченко также назвал опасными заявления российского президента об отсутствии смысла встречи лидеров Франции, Германии, Украины и России в «нормандском формате» на полях саммита G20 в Китае.

Это заявление и сложившеюся ситуацию в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

Владимир Ельченко заявил, что Украина может даже среди ночи созвать Совет Безопасности ООН, если это понадобиться. Созовут?

— Почему бы нет. Можно собирать, надо просто иметь серьезные аргументы. Я думаю, что это признак того, что эта история застала, по крайне мере, первых лиц — Порошенка и некоторых других, врасплох. Как раньше эта история застала врасплох российское руководство, которое два или три дня, думало прежде, чем что-то заявить. То есть, для меня это аргумент, что Порошенко не давал такой команды, если вообще правда то, что там находились направленные Главным управлением разведки Минобороны люди. Я не могу себе представить, что Порошенко, который за три дня до этого уговаривал Москву согласиться на «нормандский формат» на полях G20 в Китае, дает такие команды. Поэтому я рассматриваю как искренние слова Порошенко о том, что он тут ни при чем.

Вы имеете в виду факты, о которых говорил президент России Владимир Путин?

— Не только. У нас же есть масса информации из социальных сетей, некоторые высказывания украинских руководителей, что у нас есть эти соответствующие группы — ДРГ. Но они работают только в АТО. Все очень не убедительно. Информация есть такая: погибли два человека, какие-то есть погибшие со стороны какой-то группы, непонятно какой. Я думаю, что на протяжении ближайших дней мы узнаем детали. Но пока, я считаю, что важна интерпретация этих фактов военной сверхдержавой: если Россия говорит, что мы рассматриваем произошедшее как использование террористических методов соседним государством, значит, соседнее государство представляет угрозу уже не Донбассу, а России. И это очень опасно, и я надеюсь на сдержанность сторон, чтобы это не пошло по спирали нагнетания опасной напряженности.

Владимир Путин уже не называл Петра Порошенко президентом Украины, говорил «киевские власти, которые захватили власть» и сейчас занимаются, мол, террором. Почему, по-вашему, Путин вернулся к такого рода заявлениям?

— Это впервые в устах Путина прозвучали такие слова, это означает, что до тех пор, пока не измениться риторика президента Порошенко, он переходит в категорию людей, с которыми разговаривать не хотят, как говорят, «нерукоподаваемый». Это означает переход на новый этап кризиса. Я думаю, что неслучайно произнесены слова, что «нормандский формат» лишился смысла. Это означает катастрофу не только для нас, для Украины, это катастрофа в том числе для авторитета Меркель и Олланда, которые как бы заложили свой авторитет под этот формат, и до сих пор не сумели как-то эффективно продвинуть его реализацию.

Как вы полагаете, как именно Европа, США, Запад в целом отреагирует на эту ситуацию?

— Я не видел пока реакции европейских лидеров. А что касается американских — она противоречива. С одной стороны, как бы старая песня о том, что нехорошо и неправильно, чтобы произошедшие события, затмевали главную мысль, что Россия — агрессор, но с другой стороны, говорят, что — мы в контакте с Украиной по поводу этой истории.

Что может быть альтернативой «нормандскому формату», если сейчас по словам Владимира Путина он не имеет смысла?

— Альтернатива — это договоренности с теми, кто может как-то повлиять на стороны. А повлиять, кроме России с одной стороны, могут США. Но я сильно сомневаюсь, что они готовы во время избирательного процесса как-то встроиться в эту систему и попытаться что-то продвинуть. Надо дождаться результатов выборов. Поэтому сейчас очень опасный тупик — заявления России, что мы дальше продолжать эти бессмысленные разговоры в «нормандском формате» не будем, и с Порошенко встречаться тоже не собираемся. Значит, Европа сделать ничего не может. Америка до выборов — тоже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)