Новости Запорожья и в Украине

Плюс мобилизация всей страныТёплый сентябрьский день, около входа в киевский Окружной административный суд стоят несколько военных — капитан, два майора и подполковник. Чуть дальше — человек в форме без погон.

«У меня самое низшее звание — рядовой, — улыбается он. — Зато мои противники в суде — начальник штаба, командир части. Не слишком много звёздочек?»

Его зовут Сергей Ренкас. И он первый мобилизованный, решившийся судиться с Министерством обороны. История Ренкаса началась 11 марта. Ему позвонили из военкомата и попросили явиться.

«Нас отправили на сборы, а потом какой-то директивой всех зачислили в личный состав Вооружённых сил, раздали должности наугад. Но делают так, чтобы по ГОСТу придраться было не к чему», — рассказывает он.

Ренкас по образованию юрист, в армии не служил. В список резервистов попал, когда менял место прописки: возникла проблема с военным билетом, и, чтобы восстановить документ, ему добровольно-принудительно предложили заключить контракт резервиста ВСУ. Сборам он не противился.

«У меня есть и были патриотические чувства. Я понимал, какое время наступило. Но думал, что мы пройдём обучение и нас отправят на гражданку — ждать следующего звонка». — вспоминает Ренкас.

Но случилось иначе — вот уже более полугода Ренкас и ещё 184 призывника-резервиста находятся в одной из воинских частей столицы.

«Всё это время мы на казарменном положении. Увольнения — только по решению командира. Кого-то на два-три дня отпускают, кого-то на несколько часов, — говорит он. — Всё зависит от личных отношений».

После сборов резервистам дали подписать рапорт о приёме на должность. Ренкасу досталась работа связиста.

«Я юрист. Меня не учили быть связистом. Поэтому я отказался. И ещё 40 человек», — вспоминает он. Сначала пытался решить вопрос по-хорошему, подходил к командирам, объяснял, что его не имеют права держать в части.

«У меня есть куча документации, в том числе интервью (на тот момент первого вице-премьера) Виталия Яремы, который утверждал, что тех, кто не служил, будут призывать в последнюю очередь. В моём военном билете чётко написано, что я не служил», — прямо возле суда показывает документ Ренкас.

Он утверждает, что не против служить в принципе.

«Я готов делать что-то полезное. Может, палатки шить или машины ремонтировать. Но если вы хотите сделать из юриста связиста, то отправляйте в учебный центр и переучивайте. А то потом вдруг окажусь танкистом или лётчиком», — возмущается Ренкас.

В поле воин

Заседание суда задерживается. Военные при виде фотографа уходят в здание, общаться с журналистами отказываются так же демонстративно. Поддержать Ренкаса в суд пришла его жена, в части ждут сослуживцы.

«Когда сегодня уезжал, мне ребята руку жали, честь отдавали», — с гордостью говорит он.

Для тех, кто служит в одной части с Ренкасом, его иск — прецедент. Удастся выиграть — похожие дела будут открываться одно за другим.

Но сейчас он борется с системой один. Когда резервистов перевели в часть, 107 из почти 200 призванных написали письмо в военную прокуратуру — жаловались по поводу медицинского осмотра, профессионально-психологического отбора, которого не было, и санитарно-гигиенических условий казармы. Приблизительно 40 человек отказались подписывать рапорт о приёме на работу.

«Прокуратура провела проверку, нарушения, естественно, были выявлены. Мы в ответ получили письмо на девяти листах с рекомендацией обратиться в суд», — показывает Ренкас конверт.

Уже тогда, утверждает юрист, на несогласных активно давило руководство части. На кого-то морально, на кого-то материально. Самому Ренкасу, например, снизили зарплату — с 2.560 до 475 грн. Почти сразу после проверки из 40 человек 36 рапорт подписали, ещё двое попросили перевести их в другую часть и подписали там.

«Но физического давления или насилия не было», — тут же добавляет он.

Главная проблема даже не в самом факте мобилизации, утверждает герой. Всё дело в том, что призывников в части совершенно ничему не учат.

«За полгода из меня можно было сделать терминатора. А что происходит на самом деле? Выстрелили целых 22 пульки, толком автомат в руках не держали. Когда попытались «связать» две машины, у нас ничего не получилось. Я одну из них видел, но внутрь попасть не мог — она была опечатана», — сетует Ренкас.

Сначала резервисты ремонтировали боевые машины, сантехнику в части.

«А потом дошло до маразма. Если я подхожу к командиру и спрашиваю, зачем я сижу в части, он меня отправляет «травку выщипывать» или другой вариант. Говорит: «Иди размотай «колючку», завтра другие её смотают», — передаёт слова командира Ренкас.

Распорядок дня у резервистов очень простой: днём шахматы и шашки, а вечером алкоголь.

«Вроде как всем удобно: занятия и тренировки есть, но на бумаге. Ребят никто не трогает. Но мы понимаем, что сейчас не до шуток. Нельзя, чтобы ребят отправляли в АТО неготовыми. А так получается, что военных знаний и умений никаких нет, их — якобы связистов — отправляют в одну часть, потом в другую, а из третьей они уже выходят гранатомётчиками», — объясняет свою позицию Ренкас.

Утверждает, что подобные прецеденты среди его сослуживцев уже есть.

В зал заседаний рядового и его начальство запустили через три с половиной часа ожидания. Ренкас не рассчитывал на положительный вердикт. В лучшем случае — на частичное удовлетворение иска. На этом настаивал и представитель воинской части А-0565. Но судья полностью встал на сторону военных, заявивших, что резервисты судятся только потому, что не хотят попасть на передовую.

One response on “Плюс мобилизация всей страны

  1. […] по вопросам национальной безопасности и обороны, хотя Ренкас обращался за помощью и […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)