Утром 20 июля был убит известный журналист Павел Шеремет. Он ехал в машине, принадлежавшей главному редактору «Украинской правды» Алене Притуле, машина была взорвана. Это событие стало настоящим шоком для значительной части украинского общества, вызвала гнев и отчаяние в журналистской среде и стало поводом для многочисленных комментариев в духе «Как так? В какой стране мы живем? В центре европейского города подрывать известных журналистов?». Известный украинский художник и общественный деятель Сергей Поярков требует немедленного расследования убийства и наказания для убийц, поскольку «Это вам не Бузина».

Действительно, Шеремет, как и Притула, которая, возможно, была второй мишенью убийц, отличаются от Бузины. Они — прозападные, либеральные, уважаемые в Украине и мире журналисты. Бузина — пророссийский, ультраконсервативный журналист и писатель, значительную часть своей популярности построил на провокациях и сознательном негативном пиаре. Бузину убили полтора года назад, его убийц до сих пор не найдено (поскольку подозреваемых и арестованных ультраправых активистов Медведько и Полищука уже отпустили, хотя и еще не оправдали). Но очевидно, что подавляющее большинство украинского медиасообщества и якобы либеральных политиков убийством Бузины не слишком интересовались, убили украинофоба — и бог с ним. Мало кто высказывал мнение, что как бы кто Бузиной не пренебрегал или даже не ненавидел за его тексты и деятельность, нераскрытое убийство журналиста — очень плохой знак.

Впрочем, журналисты — это, конечно, крайне важные для общества лица, и преступления против них наказываются тяжелее, чем против других людей, но стоит обратить внимание и на этих других, военных и гражданских, которые каждый день гибнут и страдают на Востоке Украины. За день до убийства Шеремета поступило сообщение от пресс-центра штаба АТО об очередных потерях украинской армии — семь погибших. А на следующий день уже «местный житель 1997 года рождения получил несовместимое с жизнью ранение головы». На войне почти каждый день кто-то погибает, но общество будто уже научилось этого не замечать, держать мысль о том, что в твоей стране идет война, где-то на периферии своего внимания. А некоторые вещи удобнее не замечать вовсе, например доклад от международных правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch о пытках и незаконных похищения на востоке Украины. В докладе говорится о преступлениях и украинских правоохранительных и парамилитарных структур, и сепаратистских. Особенно красноречив случай одного риэлтора из Донецка, который, находясь на территории, подконтрольной украинской власти, по телефону сказал своей подруге, что видел несколько танков. Сестра подруги оказалась сотрудницей разведки в «ДНР», риэлтора задержали украинские службы на полтора месяца, в течение которых он подвергался избиениям и пыткам, а затем, когда его отпустили, он еще два месяца пробыл «на Подвале» в «ДНР», где с ним обходились так же, обвиняя в шпионаже в пользу Украины.

Начиная от событий Майдана, насилие, в рамках военных действий и вне их, стало нормой жизни в Украине. Страна завалена оружием, люди готовы рвать друг друга на куски, неправильные взгляды другого считаются непосредственной угрозой и служат оправданием почти любых действий якобы в ответ, а «убрать» могут кого угодно: «вата» обвиняет «правосеков» и «ментов» , «правосеки» страдают от «ватных ментов» (одно из первых политических убийств в пост-майданной Украины — убийство Александра Музычко — «Сашка Белого»), а «менты» балансируют на тонкой грани между многочисленными интересами властных корпораций, угрозам государственному суверенитету и неопределенными либеральными голосами западных партнеров.

Очевидно, те, кто должны первыми выступить против всего этого ада, пропустили тот момент, когда еще можно было подать голос, сказать о недопустимости насилия, отстаивать мирное разрешение всех вопросов и проблем.

Правозащитник Владимир Чемерис на своей странице в Facebook пишет: «Украину захлестнул настоящий вал преступности. Позавчера на глазах у киевлян украли чиновника, сегодня — перестрелка на Ленинградской площади… Каждый день ограбления и убийства людей. Не столь известных как Шеремет. Но полиция ничего с этим сделать не может. Сможет ли что-то сделать с убийствами журналистов? Это — не первое убийство журналиста после Майдана. И украинские журналисты вызывают искреннее сочувствие. Они, в т.ч. и известные журналисты-депутаты, и мы вместе с ними, проглотили убийство Бузины, арест Коцабы, заключения Глищинской… Убийцы Бузины до сих пор ходят на свободе. Потому, что кто-то промолчал. А кто-то активно оправдывал убийц и стукачей. Теперь убили журналиста с другими взглядами. То есть, убивать — можно. Сажать — можно. Итак, Шеремет не последний? Мои вам сочувствия».

Конечно, лицемерием было бы сказать, что в разгуле насилия в Украине должен стать сам только Майдан и условное «патриотически-либеральное» сообщество. Сама институциональная ткань Украины как государства так истончилась, что в начале 2014 года ее разрывы можно было увидеть невооруженным глазом — в видео с бегством «Беркута» с Майдана, в бессилии правительства и армии перед аннексией Крыма, затем в захватах крупных городских агломераций отрядом из нескольких десятков вооруженных людей, неспособности государства справиться с вооруженным группам лиц, контролирующих добычу янтаря и контрабанду. В ситуации фактического распада государства насилия становятся бытовой нормой. Да, нельзя также не сказать и о том, что внешний актер, Россия, сделала все, чтобы разжечь в Украине огонь ненависти, но говорить на каждом шагу о «российском следе» и повсеместной «руке Кремля» — подход столь же непродуктивный, насколько ошибочен. Мы, все мы могли это остановить. Не остановили. Не поняли заранее, к чему все идет, а если поняли — то ничего не смогли сделать, и сейчас пожинаем свои кровавые плоды. Впрочем, надежда есть всегда. Ну а пока — светлая память погибшим, силы и терпения живым.

Задирака Костантин