Одна дама, которая раньше работала на Гринпис и пришла в сферу управления капиталами только потому, что переехала со своим парнем в Швейцарию и устроилась на работу в фирму отца, через небольшой опыт работы в этой сфере была изрядно удивлена тем, какими широкими привилегиями пользовались ее клиенты: многие из них владели состоянием, больше ВВП некоторых стран. По ее словам, эти люди стоят «над гражданством и законами». На мою просьбу привести пример она рассказала о частной консультацию с клиентом, который нашел способ игнорировать законы многих стран без негативных последствий. Этот клиент был таким влиятельным, что мог распространить эту неприкосновенность своего менеджера частных капиталов — ее руководителя, по крайней мере на период их сотрудничества:

«Мне надо было лететь за пределы Европы с директором компании, чтобы встретиться с нашим клиентом. Я взяла с собой другую сумочку, а мой паспорт остался в той, что осталась дома. Клиент отправил за нами лимузин, чтобы мы смогли добраться до аэропорта в Цюрихе, где нас ждал его личный самолет. Но в аэропорту выяснилось, что у меня нет паспорта, и я сказала своему директору, что должен вернуться за ним домой. Тот ответил: «Не волнуйся». Когда я заметила, что мне нужен паспорт, чтобы выехать из Европы, он заверил, что без паспорта можно обойтись и я не должна возвращаться домой. Поэтому я решила: если мой директор дважды сказал мне, что паспорт не нужен — я не буду спорить, пусть даже меня и задержат в аэропорту. Но когда мы садились на самолет в Цюрихе, никто не проверял наши документы. И когда мы прибыли в страну, где жил наш клиент, нас ждал лимузин, который доставил нас прямо к нему. Даже когда мы вернулись в Швейцарию на том же самолете, никто не просил нас показать паспорта. Мой директор был прав. Эти люди, наши самые клиенты, стоят над законом… Потенциально это представляет огромную угрозу».

Эта история напоминает наблюдения Джоан Дидайон (Joan Didion), которая отметила, что «скрытый смысл денег и власти заключается не в том, что можно купить за деньги, и не во власти ради самой власти …, а в абсолютной личной свободе, мобильности, неприкосновенности частной жизни ». Одни деньги не делают эту свободу достижимой, но привлечение профессионалов в финансово-юридической сфере выполняет эту задачу. Именно поэтому сверхбогатые люди нуждаются в менеджерах частных капиталов — создавать трасты для защиты активов, оффшорные компании для уклонения от уплаты долгов и налогов, и планы наследования, чтобы быть уверенными: капиталы оставаться в семье поколение за поколением.

Возможно, самым важным является то, что специалисты обеспечивают неприкосновенность частной жизни своих клиентов. Они тщательным образом оберегают их состояние от излишнего внимания газетчиков и регуляторных органов. Менеджеры управления капиталами тоже пытаются оставаться в тени. Представьте себе нечто совершенно противоположное относительно менеджеров инвестиционных банков и их хорошо оборудованных офисов. Большинство фирм менеджеров управления капиталами, которые я видела, были чистыми и опрятными, но ничем не впечатляли. В частности в оффшорных зонах менеджеры частных капиталов сидят в обшарпанных комнатах, для всего мира выглядели бы как интерьеры из рассказов Сомерсета Моэма (Somerset Maugham), где столы завалены пыльными папками с названиями вроде «Траст на черный день». В европейских и североамериканских материковых центрах управления частными капиталами признаками демонстративного шика могут быть кольцо или карманные часы, которые носят вместо наручных — это четкие и очевидные сигналы для представителей наследственных сливок общества, остаются незаметными для других.

Глядя на этих людей, никто и не подумал бы, что они контролируют миллионные активы в мировых потоках капиталов. Однако именно этим они и занимаются. Назовите это «банальностью профессиональных полномочий» — это культивация полезной незаметности, которая позволяет очень состоятельным существовать в собственном мире свободы на границе с беззаконие. Пока другие люди не знают об этом и даже не могут себе такого представить, этот мир будет оставаться нетронутым. Публичный диалог о неравенстве ограничиваться использованием затертых клише о классовой войне и зависть к производителям материальных благ. Целесообразнее было бы перенести внимание с богачей на тех специалистов, которые тихо, незаметно и очень эффективно выполняют свою работу, чтобы дать возможность самым богатым людям мира пользоваться всеми благами общества, одновременно презирая его законы. Вместо того, чтобы ставить вопрос, справедливо распределяются экономические ресурсы, возможно, гораздо важнее поинтересоваться, как это распределение организовано — это игра в наперстки с международным законодательством. Большинство людей нетерпимы к уличному мошенничества. А как насчет его глобальных масштабов?

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.