Интервью с представителем партии БатькивщинаУсмирить Путина

На откладывании имплементации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС настаивала Россия. Но такая попытка умиротворить агрессора не дала результата — война в Донбассе продолжается. Вы как бывший вице-премьер по вопросам европейской интеграции понимаете мотивы, по которым полноценное вступление в силу соглашения отложено?

— Есть две версии. Первая: такова была позиция отдельных стран — членов ЕС. Вторая: обоюдное решение Евросоюза и Украины. Насколько я знаю, отложить временное применение соглашения попросил Пётр Порошенко во время саммита НАТО в Ньюпорте. Президент объяснил это необходимостью упредить жёстко негативную реакцию России. Но я не понимаю, чем эта позиция по сути отличается от позиции Януковича, который также объяснял отказ от соглашения тем, что Россия отреагирует жёстко. Выходит, РФ опять получила право вето на внешнеполитический выбор Украины.

По-вашему, нужно было не обращать внимания на позицию России?

— Мы уже не получаем российский газ. Российские войска и оружие находятся на территории Украины. Что может быть хуже?

Российские войска разворачивают активное наступление на всю территорию.

— Начало реализации соглашения было бы лучшей антитеррористической операцией и ответом на агрессию Путина. Внешняя политика начинается дома. Мы существенно ослабили свои позиции в мире, когда отложили применение соглашения, которое сами же называли нашим цивилизационным выбором. Как можно совместить благие намерения президента не позднее 2020 года подать заявку на вступление в ЕС и одновременное откладывание экономической интеграции с ЕС на полтора года?

Во время съезда партии «ВО «Батькивщина» Юлия Тимошенко заявила, что необходимо возобновлять переговоры в формате ЕС, США, Россия и Украина для прекращения войны в Донбассе. О чём, по-вашему, можно договориться с Владимиром Путиным? — Переговоры можно успешно вести только тогда, когда есть чёткая и сильная переговорная позиция. Поэтому мы настаиваем на так называемом «женевском формате» — при участии Евросоюза и США. Почему важно присутствие Америки? Не только потому, что это мощная сверхдержава. Это в первую очередь страна — гарант украинского суверенитета и территориальной целостности по Будапештскому меморандуму. Отказ от этого формата, который был создан по просьбе украинской стороны, мы считаем грубейшей ошибкой. Сейчас Россия получила возможность диктовать свои правила, и она их закрепила в минских соглашениях, выписанных таким образом, чтобы держать Украину в состоянии перманентной нестабильности и замкнуть её в западне «замороженного конфликта».

Допустим, минские соглашения были выписаны так, как того хотел Путин. Их условия не выполняются. Где гарантия, что будут выполняться договорённости, достигнутые в женевском формате?

— Минские протокол и меморандум — это двухсторонний формат с позиции силы РФ и без надёжных механизмов верификации. Женевский формат ни при каких обстоятельствах не мог бы дать тактического, а тем более стратегического преимущества РФ. Евросоюз и США начинают понимать, что сейчас идёт не просто российско-украинская война. Это заявка Путина на новое лидерство в мире, которое угрожает национальным интересам других стран. В четырёхстороннем формате отстаивать и защищать национальный интерес удавалось бы результативнее и надёжнее. Минский процесс позволяет Путину создавать анклав РФ на территории Украины и готовить почву для новых замороженных конфликтов в нашей стране по принципу домино.

Санкции ЕС и США против России постепенно сказываются на её экономике, но не способствуют завершению войны в Донбассе. Почему?

— Потому что Россия готова пока платить такую цену за воплощение плана Путина. Санкции, применяемые к РФ, поэтапные и растянутые во времени. Они для России долго могут оставаться приемлемой ценой. А для стран, которые их вводят, санкции становятся всё большей и большей проблемой. Это позволяет Путину создавать противоречия не только между США и ЕС, но и в середине самого Евросоюза, используя эгоизм некоторых стран-членов. Чтобы санкции сработали, они должны быть максимально жёсткими, бить по нефтегазовой отрасли, банковскому сектору и быть ограниченными во времени.