Новости Запорожья и в Украине

Традиционные ценности нетрадиционной пары

14 Октябрь 2016

Комментарии

0
 Октябрь 14, 2016
 0

Любовь, дискриминация и женское счастье «розовых дев» – в откровенном разговоре с журналистом.

Они идут по улице, держась за руки. Встречаемся в парке им. И. Франка, за столиком. Джемма и Ксения, как написано в их профиле в соцсетях, встречаются. Обе улыбаются, в хорошем настроении. Джемма достает термос с кофе. За руки влюбленные девушки держатся во время всей нашей беседы. Время от времени еще и целуются. Девушки были со мной откровенны, но некоторые факты из их жизни все-таки останутся лишь между нами.

Джемма – мастерица-парикмахерша. Ксюша работает стилистом-визажистом. Девушки познакомились в Киеве во время Марша равенства сообщества ЛГБТ.

— Когда вы поняли, какой вы ориентации?

Джемма. Долго не понимала. Хотя мне нравились девушки. Так сложилось. На мою ориентацию никто не влияет. Я как чувствую, так и действую. И родители не имеют к этому никакого отношения. Это просто организм человека. Это биология, химия.

Ксения. Если брать общую теорию, которой придерживаются члены ЛГБТ, человек рождается с той или иной ориентацией. Но каждый это осознает в разный период своей жизни. Ориентация врожденная! Пока ученые не доказали, что это приобретенное, исходя из каких-то факторов.

Д. Вы представляете, что вам сейчас будут нравиться девушки? Не представляете. Есть бисексуалы, которым нравятся и те, и другие.

— Сколько вам было лет, когда начались отношения с женщиной?

Д. Мне было 20 лет, когда я впервые поцеловалась с девушкой. Но что было, то прошло. Теперь у меня отношения с Ксюшей. Верю, что они будут надолго – как минимум ближайшие сто лет. Поэтому лучше о прошлом не вспоминать.

— Можете в толпе отличить “своих”?

К. Да. Мы называем это между собой “гей-радаром”. Когда видишь “своего”, говоришь: “О, гей-радар сработал”.

— Большинство скрывает свою ориентацию?

К. Мужчины-геи боятся физического насилия. А женщины – обид. Неприятно слышать в спину нецензурную брань. В Украине есть организация “Терго”, в которую входят родители ЛГБТ-детей. Кстати, в ней больше родителей детей-геев, чем лесбиянок. Есть родители, которые сами страдают, потому что их ребенок не такой, каким хотели его видеть. И ребенка заставляют страдать. Навязывают ему стереотипное мнение, что мужчина должен быть обязательно с женщиной.

— Ксеня, вы такая красивая. Я с вами не заигрываю, конечно (смеются обе. – Авт.). Когда вы осознали, что вы особенная?

К. Я с детства особая. И дружила я и с девушками, и с парнями. И на мою ориентацию это не повлияло. У меня также были отношения и с мужчинами, и с женщинами. Нет такого, что я просыпаюсь и думаю: “Угу, сегодня я поняла. Настал тот день – я лесбиянка. Чувствую, что мне нравятся женщины.

— Опишите словами ваши чувства к Джемме.

К. Любовь. Но это понятие широкое. Она мне самая дорогая, мне приятно с ней засыпать-просыпаться. Целовать ее носик. Люди привыкли заменять набор своих чувств одним словом. Поэтому у каждого любовь – своя.

— Кто в вашей семье убирает, моет посуду, варит борщ?

Д. Не важно, кто варит. Кому больше нравится, тот и варит. У Ксюши нет времени, говорит: “Нарежь салат быстренько”. Я взяла и порезала. Хотя обычно это делает Ксюша. Потому что делает это лучше, чем я. И быстрее.

К. Я люблю готовить. Мне это приносит удовольствие.

— А как насчет чисто мужской работы?

Д. Я умею делать много вещей, которых мужчины не умеют делать. Мы сами, например, сделали полки дома. Гардеробную. 80% мужчин не сделают этого. Вообще, они все делают медленно. Банальный пример – нужно было чердак почистить. Ну что его чистить? Берешь совок и бросаешь мусор в мешки. Что не совком, так руками собираешь. Мужчины ту саму работу выполняли три раза медленнее, чем я. Я успевала сбегать вниз и выносить мешки к машине. И работы сделала больше, чем они вместе.

— То есть “все мужчины сво…”?

Д. и К. в один голос. Нет. Есть плохие люди – и женщины, и мужчины.

К. Пол неважен. Но женщины умнее, чувствительнее. За что не возьмутся – все умеют.

Д. А если не умеют, то научатся. Найдут решение этого вопроса. Через кого-то, но решат. Чего нельзя сказать о мужчинах.

— Джемма одета по-мальчишески – джинсы, спортивная куртка. Короткая стрижка. Вы всегда так одеваетесь?

Д. Для меня это прежде всего удобство. Не потому, что я не люблю платья, я их люблю. На Ксюше (улыбается. – Авт.). Даже на мне оно неплохо бы смотрелось, но мне неудобно. Чувствую себя дискомфортно.

К. А мне удобно. Я и так, и так одеваюсь. Мы идем в спортзал, поэтому я в джинсах. Я бы надела платье с удовольствием. И юбки люблю. Не люблю классический стиль.

Д. А я со школы не люблю ходить в платьях. Помню, на уроки приходила в брюках. Меня вызвали к директору: “Джемма, надо прийти в форме”. Но я все равно одевала штаны. Хочешь, скажем, поднять высоко ногу, а в платье этого сделать не можешь.

— Как люди реагируют, когда идете по улице за руку?

К. Я не обращаю внимания.

Д. Немножко обращаешь, зайчик. Вот ты говорила, чувак шел, моргнул нам.

К. Так это “наш” шел со своим другом.

— Чувствуете дискриминацию?

К. Есть такие гнусные мужчины, с извращенной фантазией, которые выкрикивают что-то вроде: “Третьим возьмете?”. Неприятно, конечно. У нас с собой газовый баллончик…

— С какой целью участники ЛГБТ-маршей выходят на акции?

К. В Киеве я работала в ГО “Гей-Альянс Украина”. Мы выходим на улицу только за равные права – те, которые есть у гетеросексуальных людей. Чтобы мы имели право, скажем, посещать друг друга в больницах, право на наследство. У меня есть знакомый, которого уволили с работы, когда узнали, что он гей. Нам удалось отстоять эту норму в законодательстве (про сексуальную ориентацию и гендерную идентичность). Это наша маленькая победа.

— Если бы в Украине были разрешены однополые браки, вы бы поженились?

Д. Конечно!

К. Во второй половине 2017 г. запланировано принятие законопроекта об однополом партнерстве, которое включает все пункты гетеросексуального брака. За исключением детей. Можно завести ребенка, но не понятно, как узаконить право на ребенка на двух однополых родителей. Хотя лазейки есть. Некоторые мои знакомые едут за границу жениться. Вот двое парней и двое девушек поженились в Дании. Эта процедура дорогостоящая – около 800 евро. Плюс дорога.

— Вы тоже собираетесь родить ребенка?

К. Планируем. Через искусственное оплодотворение.

— Кто это будет делать?

Д. Ксюшенька.

— Бывает, левшу пытаются переучить и заставляют писать правой рукой. Вас никто не пытался “переделать”?

Д. Была у меня одна подруга, которая говорила: «Когда это у тебя закончится? Это все детский сад. Тебе нужен нормальный мужик». Мне так надоело это слышать, что я перестала с ней общаться.

К. Расскажу вам анекдот: “Подходит мужик к лесбиянке и говорит: “Это у тебя нормального мужика не было”. А она: “А ты гей?”. “Нет”. “Это у тебя нормального мужика не было.”.

— А если за Ксюшей будет ухаживать мужчина?

Д. Был тут один. Причем мой знакомый. Я ему сразу сказала: “Отвали! Это моя девушка”. А он удивленно спрашивает: “Как девушка?”.

— Или девушка захочет кого-то из вас отбить?

К. Было и такое.

Д. Надо общаться со своим человеком. Разве не бывает такого, когда одна подружка у другой отбивает мужа? Втирается в доверие и бьет по больному месту. От этого никто не застрахован. Но у нас все иначе, мы доверяем друг другу, ценим каждую минуту вместе.

— А цветы вы друг другу дарите?

К. Конечно. Но я чаще (улыбается. – Авт.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)