Новости Запорожья и в Украине

От спасательных - к спасительным работам

Работая в МЧС, Владимир Тукало спасал жизни людей

Работая в МЧС, Владимир Тукало спасал жизни людей

Работая в МЧС, Владимир Тукало спасал жизни людей. Став священником, он спасает человеческие души. А заодно обучает юных скаутов основам выживания.

Шестилетний Ваня терпеливо ждёт, пока сотрудники Госслужбы по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) заботливо одевают его в «треугольник» — специальный пояс для экстренной эвакуации.

— А если я из этого выпаду, очень больно будет падать? — без особой паники спрашивает ребёнок, которому предстоит спуск с третьего этажа по канату.

— Всё будет хорошо, — отвечает священник в чёрной рясе и белой панамке, наблюдающий за процессом снизу.

Это не операция по спасению пострадавших в катастрофе, а обучающие занятия на полигоне ГСЧС для юных скаутов. А организовывает эти уроки выживания 43-летний протоиерей Владимир Тукало, сам спасатель со стажем.

Для Тукало всё началось в школе с увлечения спортивным туризмом. В молодости он водил детей в походы, преподавал туризм в Центральном дворце юношества, где ему часто приходилось работать со сложными подростками. Пригодились навыки и во время срочной службы в армии — будущий священник попал в пограничные войска.

До появления в Украине Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС) Тукало был сотрудником общественной организации СОС, которая занималась спасательными работами. Когда в 1997 году в Греции потерпел катастрофу украинский самолёт Як-42, специалиста позвали на поиски «чёрного ящика». После этого его официально пригласили в штат уже сформированного министерства.
Казалось бы, после многих лет в профессиональном туризме и богатого опыта спасательных работ служба в МЧС должна была дать возможность полностью реализовать свои способности. Но Тукало постоянно ощущал некую внутреннюю недоработку.
Ещё после армии он начал задаваться вопросами об устройстве мира, посещал религиозные организации. И однажды в киевском храме Святой княгини Ольги он попросил у батюшки разрешения помыть полы — в качестве доброго дела для церкви.

«Но мне ответили: полы есть кому мыть, лучше церковно-славянский учи — читать некому», — вспоминает Владимир Тукало.

Дорога к храму

Так начался его новый путь. Спасатель поступил в духовную семинарию, параллельно службы в храме пономарём и не покидая работы в МЧС. После окончания его рукоположили в дьяконы, ещё через год — в батюшки.

«В православии очень много непознанного, можно всю жизнь потратить и не познать. Здесь огромное пространство для самореализации», — говорит отец Владимир.

Несмотря на духовную направленность в жизни, он не отказывался от своей мирской миссии и продолжал работу спасателем. После суток дежурства в МЧС он ехал проводить службу в храме, иногда подрабатывал мастером-высотником.

Через четыре года такого насыщенного графика батюшка всё же решил уйти из МЧС и полностью сосредоточиться на церковных делах. Но связь с министерством, к настоящему времени преобразованном в ГСЧС, не прервал. Его и сейчас могут попросить приехать на какой-то особый случай.

«Когда вытаскиваешь человека из пожара или из-под обломков, внутри начинает литься молитва», — говорит священник о связи духовного и телесного спасения.

В прошлом году протоиерей возглавил новообразованную общину Святого преподобного Ильи Муромца и стал настоятелем храма спасателей, который строится на тренировочном полигоне ГСЧС недалеко от станции метро Выдубичи. А в нынешнем году по инициативе отца Владимира скаутский лагерь работает на базе спасателей под Киевом.

Отец пятерых детей и руководитель детских походов вовсе не собирался посвящать всю жизнь молодёжи.

«Всё время пытался сбежать от работы с детьми: на них же никакого терпения не хватит! — шутит он. — Когда пригласили в МЧС, подумал, что наконец-то будет мужская работа. Но уже вскоре социальные службы начали просить о помощи в организации детских лагерей, и снова началось».

Сначала отец Владимир участвовал в организации Православные скауты Украины, где около двух лет был одним из духовных наставников. С переходом в собор Святой княгини Ольги появилась скаутская община Эхо, которой священник тоже уделил пару лет. А после основания общины

Святого Ильи Муромца протоиерей занялся новым храмом и развитием при нём скаутского движения.
Отец Владимир — человек удивительной энергетики. Рядом с ним чувствуешь гармонию и полную защищённость, как за каменной стеной.

«Батюшка всё и всех вокруг наполняет жизнью, а многих фактически вытянул из ямы, — делится впечатлениями Анна Свидзинская, директор скаутского лагеря. — Он один из немногих в духовенстве, кто активно занимается молодёжью».

Естественная среда

Духовному развитию в лагере уделяют большое внимание. Каждый день начинается и заканчивается молитвой, она же звучит перед приёмом пищи и после еды. По субботам ребята исповедаются, а в воскресенье едут на службу в храм. Но религиозного фанатизма здесь не ощущается — соблюдать эти ритуалы никого не заставляют, добровольная атмосфера присутствует во всём.

Зимой дети слушают теоретический курс по туризму, весной у старших групп начинаются короткие походы на пару дней, а малыши учатся ориентированию не далеко от храма. На каникулах работает летний палаточный лагерь. Из 90 детей, которые попали сюда в этом сезоне, 40 — из социально незащищённых семей.

«Один из таких ребят, беженец с востока, первые пять дней постоянно плакал: не мог привыкнуть к дружелюбной среде», — вспоминает один из вожатых.

Лагерь некоммерческий, работают в нём исключительно волонтёры. Они обучают детей специальностям, которыми владеют в повседневной жизни. К примеру, повар знакомит юных скаутов с особенностями кухонь народов мира: в «американский день» ребята готовят гамбургеры, в мексиканский — буррито.

Не все дети и даже вожатые, попадающие в лагерь, — скауты. Это звание ещё нужно заслужить. Требований несколько: год ходить на воскресные занятия, посетить четыре лагеря и вести себя согласно скаутским законам — быть верным богу, родине и помогать ближнему. Посвящение в скауты — это целый ритуал. Оно проводится только раз в год, в День Святого Духа, сразу после Троицы.
Существуют специальности, которыми каждый скаут должен овладеть. Первая неделя обучения посвящена теории: спортивное ориентирование, знание леса, чтение карт, работа с компасом, основы выживания, оказание первой медицинской помощи, поддержание связи. Вторая неделя — практическая: всевозможные квесты на неизвестных территориях. Если еда готовится в полевых условиях, в программу могут включить даже поиск котелка.

Есть и индивидуальные испытания, за которые скауты получают нашивки. А самое сложное из них — Три пера, когда скаут должен сутки молчать, отказаться от пищи и спрятаться в лесу так, чтобы его не нашли.

Проводят занятия с ребятами и профессиональные сотрудники ГСЧС. Сначала они демонстрируют свои навыки, а после дают детям самим попробовать себя в роли спасателей. На занятии, на котором присутствовал Корреспондент, юные скауты поднимали бетонные плиты армированной подушкой, резали арматуру гидравлическими разжимами, спускались дюльфером с третьего этажа аварийного дома.

В скаутском лагере царит настолько положительная атмосфера, что даже трудные дети здесь преображаются, со временем избавляясь от своих страхов и комплексов. Тукало знает почему.

«И дома, и в школе детей зачастую окружает агрессивная среда: родители хотят, чтобы ребёнок был послушным, учителя — чтобы прилежным. Естественность пропадает, — рассуждает священник. — Скаутинг даёт эту естественность, а заодно приучает к ответственности: ребёнок учится понимать, что ему нужно, и самостоятельно принимать решения. Главная наша задача — привлечь внимание детей, вырвать их из среды интернета, телевизора, улицы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)