5% — такое количество украинцев спят спокойно, потому что чувствуют уверенность в завтрашнем дне. Загнанными в угол чувствуют себя 15%. Столько же — переживают страх.

Социологи из Research & Branding Group замеряли эмоциональный фон украинского общества. Доминируют две эмоции — надежда и тревога. Ожидает лучшего почти 40% украинцев. Примерно в таком же количества — неспокойно на сердце. До недавнего времени процент тех, кто ощущал тревогу, был большим, а тех, кто верил, что вскоре все изменится к лучшему, — меньше.

Оптимистично настроен каждый четвертый Украинец, пессимистично — каждый седьмой. Разочарование испытывает не более 20% граждан. Около 15% опрошенных считают, что их загнали в угол. Столько же — переживает страх. А вот уверенность чувствует только каждый двадцатый. Наиболее редкие эмоции — безразличие, радость и удовольствие.

«Сейчас украинцы находятся в равном состоянии тревоги. Нет таких перепадов, как это было во время так называемой «Революции достоинства» или в начале войны. Мы как бы успокоились, чувствуем себя в безопасности, в то же время никто не знает, как будут дальше развиваться события, что ждет нас. Так возникает тревога, — объясняет психолог, психотерапевт, член Украинского союза психотерапевтов Тереза ​​Гевко. — Страх имеет предмет: боимся войны, смерти.

Причину тревоги человек не осознает. Защищается от этой негативно окрашенной эмоции надеждой. Однако в силу своих ментальных особенностей, возлагает надежды не на себя («возьму в руки оружие — помогу освободить родную землю от захватчика» или «возьму в руки лопату — подниму национальную экономику»), а на руководство государства, на доброго гетмана, который придет и решит все проблемы. Руководство государства плохо справляется со своими обязанностями. Чувствуем злость к тем, кому доверили управлять страной, но ничего с них не спрашиваем.

Так снова возникает чувство неопределенности, бессилия, беспомощности, незащищенности, невозможности принимать решения, предчувствие неудачи».

В то же время психолог отмечает: те, кто непосредственно имеют дело с войной и ее последствиями (военные, их близкие, волонтеры, медики, работающие в зоне АТО, переселенцы), имеют больше надежды и меньше тревоги, чем те, которые не являются непосредственными участниками войны .

«Мама, сын которой на войне потерял ногу, знает, что конечность его не отрастет, что всю жизнь он будет носить протез. Но верит, что он найдет достойную работу, женится, родит ей внуков. Люди, прошедшие через подобные испытания, — сильнее морально нас. Они обладают мощным внутренним ресурсом. Такие умеют «надеяться без надежды», — говорит специалист.