anneksia-kryma-1Трудности перехода

— А вы до какого числа срок пребывания указываете? — интересуется блондинка у соседки по вагону поезда «Киев — Симферополь».

Купе пассажиров с украинскими паспортами дружно заполняет миграционные карты.

— Да на всю катушку! — поправляет очки пенсионерка Наталья Петровна. — На три месяца. Хотя мне все равно.

У меня продлена регистрация.

Женщина достает из сумки серый бланк, в клеточки которого печатными буквами вписана не только ее фамилия, но и данные поручителя.

— Ух ты! — красотка Лена с интересом рассматривает формуляр, дающий право не выезжать с полуострова в течение полугода. Лицо девушки мрачнеет. — А у меня послезавтра заканчиваются девяносто дней…

Ровно столько, не выезжая, могут находиться теперь в оккупированном Крыму граждане Украины. За исключением тех, кто имеет местную регистрацию. Свою юридическую силу имеют многие документы со штампом-апостилем. В Киеве это легко можно сделать апостиль ukrtrust.net.

— У меня знакомая в Федеральной миграционной службе работает. Я у нее все время консультируюсь, — делится информацией Наталья Петровна. — Сходили с гражданским мужем, он у меня россиянин, в алуштинский отдел ФМС. Заполнили бланк — и все.

— «Сходили, заполнили — и все». Везет же вам в Алуште! — вздыхает Лена. — А в Севастополе такие очереди! И еще подгадать надо, чтобы срок пребывания как раз истекал. Придешь на неделю раньше — давай, до свидания! На неделю позже — нарушил миграционное законодательство, депортация!

— Не понимаю, почему вы так мучаетесь, — пожимает плечами моя соседка-киевлянка. — Получили бы российское гражданство, и все.

— На то есть причины, — говорит Наталья Петровна.

— Меня с Киевом столько связывает… — туманно объясняет Лена.

Под стук колес молодая женщина щедро делится с купе подробностями своей биографии. Пианистка, танцовщица, мать двоих детей. Русская, родилась в Севастополе. Дети там же с мужем.

— В чем же проблема? — недоумевают соседки. — Российское гражданство, считайте, у вас в кармане.

— У меня киевская прописка. И на 18 марта я проживала в украинской столице. Несколько лет назад ушла от мужа. Киев манил. Он такой большой и мальовничий! Не то что Севастополь!

— Особенно сейчас Киев «мальовничий»! — иронизирует жительница столицы. — Куда ни глянь — жовто-блакитш заборы.

Беседа уходит в политику, но не сваливается в ожесточенный вагонный спор. Так или иначе, все присутствующие толерантны к России и не боятся об этом говорить вслух. Самую проукраинскую позицию занимает Лена.

— Сыну моему Мише 10 лет. И он за Путина. Так и говорит. Кто его этому учил? Я не учила!

— В Севастополе иметь такие взгляды немудрено.

— В каком Севастополе? Мы в Киеве жили! И одноклассники все «ла-ла-ла» пели.

— Молодец мальчишка! — хвалит соседка. — Такая редкость сегодня иметь мнение, отличное от толпы.

Женщины признаются, что удручены ситуацией в стране. У пожилой киевлянки, которая, как выясняется, едет в Евпаторию на эзотерический семинар, особый взгляд на текущую политическую ситуацию.

— Наш учитель сказал, что ему являлись души умерших на Майдане и просили прощения, — понизив голос, сообщает дама.

— Как же не хочется уезжать из Киева! — заламывает руки танцовщица.

Звонит ее мобильный. Это дети.

— Миша, сынок, мама скоро приедет! Сонечко, не звони с этого телефона — дорого!

В начале августа Крым, прежде дружно сидевший на «МТС Украина», молниеносно перешел на «МТС Россия». Вскоре навсегда «лег» и «Киевстар». Новый тарифный план МТС оказался значительно дороже прежнего. Цены — это вообще больная тема.

— Наш папа купил рюкзак сыну в школу, 1200 рублей! — жалуется Лена. — Я же говорила: не покупай, привезу сама! В Киеве такой же — 240 гривен, в два раза дешевле! Одни убытки с этим переездом!

Неловкую паузу заполняет жительница Алушты.

— А мой муж теперь раз в три месяца ездит в Чонгар за новой «миграционной карточкой» для своей машины с украинскими номерами. У него был строительный бизнес. Осенью «регионалы» убедительно попросили его им продать. А теперь они сами не знают, что с этим всем делать.

Развод Крыма с Украиной контузил бизнес. Финансы и недвижимость вовсе разбил апоплексический удар. Банковский сектор уже пришел в себя. А недвижимость по-прежнему недвижима. Украинское законодательство велит совершать сделки на материке. Но в России свои законы и свой реестр недвижимости, который кое-как заработал в Крыму к концу мая. В результате слишком велика вероятность оказаться жертвой двойной продажи по одному и тому же объекту: одна сделка «по-украински», вторая «по-русски». Поэтому никто ничего не покупает. Ну, разве что богатые нефтяники с российских северов — самый лакомый в Крыму контингент для мошенников всех мастей.