Львовянка Светлана Кика воспитывает троих детей, не собирается отдавать их в школу и работает над альтернативой — созданием собственного образовательного проекта «Я — школа». Это будет заведение неформального образования для дошкольников, детей младшего школьного возраста и их родителей, где они вместе будут искать идеальные методы обучения. Мы узнали от инициатора проекта о том, как методы традиционной школы влияют на детскую психику, можно ли воспитывать детей самостоятельно, нужны ли детям тепличные условия и почему родители боятся перемен.

Сыновьям Светланы 2, 5 и 7 лет. В следующем году старший должен начинать свою школьную жизнь, но его родители активно ищут возможности этого избежать. Ходили в школу, общались с директорами, расспрашивали о возможностях домашнего образования, экстернат (форма получения образования, которая предусматривает самостоятельное изучение предметов и последующей аттестацией в общеобразовательном учреждении).

«У многих родителей, — рассказывает Светлана, — есть желание воспитывать детей дома. Но предложения системы, в отличие от спроса людей, нет. В Украине встречаются единичные прецеденты: детей с первого класса берут на экстернат обычным заявлением и без исключительных условий. Родители преимущественно договариваются отдельно с директором, учителями. Но эти договоренности, как правило, не подкреплены законодательно, — сетует женщина. — Хочется, чтобы все было прозрачно, просто и доступно».

«Существует проблема с толкованием закона об экстернате, — рассказывает Светлана. Родители не понимают, может ли человек по собственному желанию воспользоваться возможностью не отдавать ребенка в школу. Закон Украины, в частности «Положение об экстернате в общеобразовательных учебных заведениях» предусматривает, что право на экстернатную форму обучения имеют дети, которые не могут по уважительным причинам (как то через здоровье) заниматься, ускоренно овладели учебный материал, выпустились из школы и не прошли аттестации по некоторым дисциплинам, получили документ об учебном уровне за рубежом, живущих за границей, являются иностранцами или учатся в Международной украинской школе по дистанционной форме. Для тех, кто просто хочет учить своего ребенка дома, отдельного пункта не прописано. Но и не оспорено», — добавляет Светлана.

В требованиях Министерства образования прописана программа, которую должен пройти ученик по каждому предмету. По мнению женщины, там нет ничего сложного, кроме математики. Все могут объяснить родители. Экстернат проверяет знания ребенка на экзаменах и контрольных. Соответственно, это является определенной формой отчета. К тому же, это позволяет не отрывать детей от реальной жизни. «Проверка знаний требуется, чтобы дети уверенно стояли ногами на земле и понимали, в каких условиях мы живем. К тому же, испытательные задачи минимизирует разницу между тепличными и реальными условиями», — убеждена Светлана.

Ее не удовлетворяет тот подход, который предлагает школа. Поэтому женщина взялась за создание своего проекта. Это будет школа с комплексным проектным обучением. Каждой теме будет посвящено период от нескольких часов до недель. А учебные дисциплины, соответственно, сосредоточены вокруг одной темы.

«Делая с детьми вареники, можно рассказать им об украинской истории, традициях, посчитать количество ингредиентов, а во время замешивания теста даже изучить химию, — рассказывает Светлана. — В школе ребенок часто думает: «А зачем мне это нужно?», А здесь видит наглядно, где в жизни пригодятся полученные знания».

Недостатком формата школьного обучения женщина считает и продолжительность урока — за 45 минут ребенку становится или скучно (и он с нетерпением ждет завершения урока), или только успевает заинтересоваться, а урок заканчивается.

«Логика ребенка такова: я бы хотел понять лучше, послушать об этом еще, изучить больше, но должен идти на три следующих урока, а после школы сделать домашние задания. При таком режиме не всегда остается время на элементарный отдых, а это должно быть приоритетом для маленьких детей», — убеждена Светлана. Дети младшего школьного возраста, по мнению женщины, должны большую часть времени проводить на улице, на свежем воздухе. Однако они сидят несколько часов в школе, потом столько же дома за домашней работой.

В школе родители и учителя акцентируют внимание детей на оценках. Позже — на ВНО. Но эту мотивацию Светлана считает неправильной: «Классно, когда человек понимает, к чему у него есть способности и идет своим путем. Но в основном происходит иначе. Скажем, родители отправляют ребенка учиться на юриста, потому что это престижно. А если ребенок имеет способности к рисованию? Говорят: будешь учить английский. Но если ребенок танцевать хочет? Сейчас море юристов, врачей, которых родители запихнули учиться. И они не могут делать свое дело хорошо, потому что не любят свое дело».

Так же неправильной мотивацией есть учения «ради вступления», «ради диплома»: «Какая разница, какая у тебя оценка, если ты не пользуешься полученными знаниями? Зачем нужно высшее образование человеку, который мечтает стать парикмахером? Она может закончить несколько профессиональных курсов и качественно делать свое дело без лишних бумажек».

Недостатком большинства школ Светлана считает не только сложность физически высидеть на уроках. Эмоциональная атмосфера часто является неправильной и некорректной: «Каждому ребенку не уделяют достаточно внимания. Я понимаю, что это физически невозможно: детей много, учитель один, который, к тому же, получает копейки за свою работу. Но к каждому должен быть личностный подход. Кроме того, чтобы была дисциплина и порядок, у детей подавляют эмоции: сиди тихо, не бегай, ничего не сломай. Это психологически неправильный подход. Нельзя делать вид, будто негативных эмоций не существует».

По словам Светланы, если негатив накапливается, то взрывается в неудачный момент. Но агрессия и гнев присущи человеку. Проблемой является неумение их правильно проявлять: «Для того, чтобы не показывать негативные эмоции там, где не нужно, нужно иметь для этого безопасное место: бросить игрушку на пол, покричать, побить подушку. Главное, чтобы это не было травматично для людей вокруг».

Начальная школа — период, когда дети должны иметь максимально благоприятные условия для развития. С возрастом психика крепче, но к тому времени важно ей не навредить. Для Светланы важно, чтобы в первом классе ребенок не имел домашних заданий и имел время для прогулок и игрушек. Следовательно, примерно до 12 лет она требует обучения в форме игры. Такая форма обучения, замечает женщина, также помогает сохранить связь с ребенком. Соответственно, в подростковом возрасте перед ней не будет стоять вопрос, к кому обратиться за советом — он будет знать, что родители смогут дать совет и помочь.

Домашнее образование не должно вызывать у родителей страх, — доказывает инициатор «Я-школа». Зато существует стереотипное представление, что все обязанности должны полагаться на одного из родителей: «Мы привыкли все делать самостоятельно. Женщина утром впряглась и вечером упала ни жива ни мертва. Так не должно быть. У евреев, например, традиции обязывают помогать женщине в воспитании детей. К этому процессу привлекаются родственники и даже соседи. Если есть старшие дети, то они занимаются уборкой, приготовлением пищи».

Светлана тоже время от времени делегирует домашние обязанности людям, которым доверяет. В воспитании детей ей помогают бабушки, родственники, а также няни.

«Существует теория привязанности Гордона Ньюфелда, которая объясняет, что для ребенка важно, когда рядом с ним было много взрослых, — рассказывает она. — Ученый доказывает, что в идеале на одного ребенка должно быть 3-4 человека, к которым она может обратиться за советом и помощью. А когда папа постоянно на работе, а мама все время «затюканная», то это побуждает задуматься, все мы правильно делаем. Когда к воспитанию приобщаются другие люди, выигрывают все. К тому же, детям интересно изменение среды».

Страха потерять с детьми связь женщина не имеет: дети испытывают эмоции и принимают их на себя.

«Следовательно, когда мама все время рядом, имеет кучу дел, не знает, за что хвататься, то она напряженная и нервная, — объясняет Светлана. На детей это никак не может повлиять положительно».

Так же не стоит бояться изоляции. Если ребенок не ходит в школу, то он не лишен общения. О отграничение от социума речь не идет.

«Мы живем в обществе. Нельзя отгородиться от всех и делать вид, что вокруг ничего нет, — говорит Светлана. — Я хочу научить детей и себя жить в системе так, как нам удобно, уметь дипломатично обходить конфликтные острые углы.

Обучение на дому не предусматривает сидения за учебниками в четырех стенах, обязательными являются кружки, секции, спортивные занятия. Единственной проблемой после домашнего обучения может быть то, что ребенок не захочет адаптироваться к худшему. Но я не вижу в этом проблемы».

Светлана решительно настроена создать альтернативу и обучать своих детей самостоятельно. Будет ли это собственная школа, экстернат или дистанционное обучение — не имеет принципиального значения. Хотя женщина осознает, что детям будет интереснее в коллективе, добавляет что это не бегство от школы, это путь к чему-то лучшему.

Мечтой Светланы является создание такого образовательного учреждения, где ребенку будет комфортно. Сейчас идеи в процессе разработки и постепенной реализации: на базе львовской районной библиотеки инициативные родители уже провели первое занятие с детьми. Пока вокруг идеи объединились около десяти человек, которые разрабатывают концепцию, ищут постоянное помещение и финансовой помощи.

О методиках и подходы своей будущей школы Светлана предпочитает не рассказывать. Обещает показать наглядно, когда будет реализован. Однако намекает, что будет внедрять различные методики, ведь брать один подход — это ограничивать себя. Конечно, экспериментировать без фанатизма и категоричности.

«Главное, чтобы это было в удовольствие!» — улыбается женщина. — Для изменений всегда нужно приложить усилия. Многие люди хотели бы что-то изменить, но устали. Кто-то боится, кто-то не видит возможностей, кто-то не понимает, для чего это нужно. Традиционная школа позволяет родителям делать минимум лишних движений: завести и забрать ребенка по дороге на работу/с работы. Поэтому я не могу быть уверена, каким будет соотношение людей, заинтересованных и незаинтересованных в альтернативе. Однако спрос растет, ведь десять лет назад о возникновении неформальных заведений даже нельзя было думать.»

Беседовала Алена Вышницкая