Новости Запорожья и в Украине

Интервью с начальником управления патрульной полиции Львова

21 Февраль 2016

Комментарии

0
 Февраль 21, 2016
 0

Категория Общество

7 ноября боец АТО 37-летний Антон Пузыревский заменил на должности начальника управления патрульной полиции Львова Юрия Зозулю. Журналисты присматривались к новому главе полиции и не спешили делать выводы о его работе. Некоторые сетуют, что работа патрульных свелась к штрафованию за неправильную парковку, а это раздражает львовян, которые имеют колоссальные проблемы с парковкой. Поэтому нарастает раздражение и недовольство действиями новой полиции. А еще недавно все восхищались молодыми улыбающимися полицейскими, которые появились на улицах, делали с ними селфи на память. Действительно, изменилось отношение к новой полиции? Мы пригласили шефа львовской полиции Антона Пузыревский и обо всем расспросили.

— Господин Антон, чувствуете, что отношение людей к полиции изменилось?

— Раньше мы обычно предупреждали людей о правонарушениях, а когда начали штрафовать, появилось недовольство. Мы — сервисная служба, а не карательный орган. Если нарушитель идет на контакт, ведет себя культурно, правильно, мы относимся лояльно и в некоторых случаях обходимся замечаниями, идем навстречу. А в отношении людей, которые не в первый раз создают конфликтные ситуации и пытаются избежать наказания, действуем решительно. А парковки, пожалуй, наиболее видимая для всех работа. Мы поставили себе задачу освободить центр города от хаотично припаркованных автомобилей.

— Проблема в том, что во Львове катастрофически не хватает парковок. Часто водители паркуются в неположенных местах не потому, что они злостные нарушители, а от безысходности.

— Этот вопрос — в городской совет. Мы постоянно его поднимаем. Есть улицы, дальше от центра, где водители паркуются под знаками и мы их не двигаем. Понимаем, что люди должны где-то парковаться. Но водителям лень пройтись 300-400 метров, они едут в центр и там паркуются. Ссорятся с полицейскими, тратят на это кучу своего и нашего времени.

— Есть план по количеству штрафов?

— Такого нет, что за смену инспектор должен сдать определенное количество протоколов. Единственная жесткое требование: если полицейский проезжает и видит преступления — должен отреагировать.

— Нет негласного указания более принципиально относиться к водителям на дорогих машинах, а более лояльно — на дешевых?

— Нет никаких указаний. Если есть правонарушитель, то это не имеет значения, на каком он автомобиле. Номера мы также не ставим себе целью запоминать. Если начинаются споры, поучения, а это неуважение к работнику полиции, тогда без вариантов — штраф. Мы месяц воспитывали наших граждан, делали замечания, убеждали, но это не дало результата.

— За что штрафуют водителей чаще всего?

— На первом месте — штрафы за неправильную парковку, на втором — вождение в нетрезвом состоянии. К новому году — 817 случаев, за январь — 200 случаев, в феврале уже есть 109 таких нарушений. Водителя в нетрезвом могут лишить прав или выписать штраф — 3400 грн. (это решает суд). Думаю, наказание за это нарушение должно быть жестким. Нам, порой, говорят, что мы молоды, учились два месяца, чего, мол, могли за это время научиться. Однако лишь 0,06% составленных протоколов суд отменил. Например, был случай, когда женщина поехала на знак. Впоследствии выяснилось, что она везла в больницу ребенка с травмой глаза. Мы пошли навстречу и отменили этот штраф.

— Как удается «выловить» водителей в нетрезвом состоянии? Вы же не имеете права безосновательно остановить машину?

— Обращаем внимание на то, как водитель едет. Если появляются непонятные маневры или он не включает поворот, фары — останавливаем. Во время общения может оказаться, что человек в состоянии алкогольного опьянения. Увеличилось количество людей, которые звонят в полицию и сообщают, что за рулем, возможно, человек пьян. Засад не делаем, но постоянно патрулируем этот район.

— Были случаи, когда патрульные спасали бездомных собак, лебедей… Находили кошелек с деньгами и возвращали владельцу, переносили на руках пассажиров маршрутки через лужи… Получают такие добросовестные полицейские, которые по-человечески относятся к своей работе, поощрения, премии?

— Таких случаев много. Не все истории доходят до общественности. Премии бывают 100-200 грн., Бывает и 1000 гривен или внеочередной выходной. Последний случай: супружеская пара ехала из Ивано-Франковска в Трускавец, по дороге пробили одно колесо, поменяли, потом пробили запаску. Подъехали полицейские забрали пробитую запаску, завезли на монтаж, поменяли камеру. Также патрульные были инициаторами сбора средств для мальчиков, которых сбили на пешеходном переходе.

— В последнее время увеличилось количество аварийных ситуаций, связанных с пешеходами. Люди бегут через дорогу и при этом смотрят в мобильный телефон. Хотя еще в школе нас учили: перед тем, как выйти на дорогу — посмотри налево, дошел до середины перехода, — посмотри направо… Как влияете на невнимательных пешеходов?

— Когда видим, что человек переходит дорогу в неустановленном месте, включаем громкоговоритель, и все люди, которые находятся рядом, сразу поворачивают голову. Это значительно действеннее, чем штраф — 51 грн. Еще одна проблема — город недостаточно освещен. По нашей инициативе в Львове подсветили десять пешеходных переходов, но этого мало. Я работал в Польше и знаю, что там качественное освещение на всех магистралях.

— На ваших подчиненных повлиял случай, который произошел в Киеве, когда во время погони полицейские застрелили подростка? Проводили вам дополнительный инструктаж? Во Львове был подобный случай. Расскажите об этом.

— На 102 позвонил таксист и сообщил, что по его машине стреляли и прострелили бампер. За несколько часов машину злоумышленника обнаружили в Липниках. Патрульные сделали предупредительный выстрел в воздух, после чего водитель и пассажиры вышли из машины. Из автомобиля изъяли боевые патроны. Ребята сработали профессионально, действовали правомерно. Предыдущей ночью этот водитель был оштрафован за вождение в нетрезвом состоянии. Во время задержания также был пьян. Откуда оружие — ответят оперативники. Постоянно подчеркиваю: если полицейские выполняют какое-то действие, то должны понимать, какими будут последствия. Нельзя действовать бездумно или в порыве азарта. Средства, которые они применяют, должны быть равносильны угрозе.

— Стало много телесюжетов об агрессивных «блондинках» за рулем. Их называют «Светами». Последнее видео из Ивано-Франковска, где женщина оскорбляла полицейских и угрожала им. Часто сталкиваетесь с такой грубой поведением женщин? Когда смотришь на такое, понимаешь, что уровень культуры многих украинцев «ниже плинтуса»…

— Есть люди, которые в жизни все вопросы решают с помощью повышенного тона, агрессивно. Повлиять на них сложно. Все зависит от того, какой инспектор приехал на место происшествия. Люди разные. Кто-то пытается помочь и повлиять с помощью слова, если не доходит — приходится применять силу.

— Есть те, кто патрулирует междугородние трассы, например, между Львовом и Тернополем?

— Работаем в пределах Львовской области. Есть шесть направлений, патрулируем трассы на Стрый, Чоп, Краковец, Раву-Русскую, Шегини и Жовква-Червоноград. Общая протяженность — 518 километров.

— Если водитель не включил фар за городом, за это предусмотрен штраф — 425 грн. Но в законе написано, что полицейский может за это правонарушение и простить. Есть основания для злоупотреблений с такой формулировкой?

— Если человек признает, что забыл включить фары, можем ей простить. Говорим: «Включите фары — и все!».

— То есть если водитель не хамить, вы прощаете мелкие нарушения?

— В пределах разумного. Иногда видим, на остановке сидит человек пьян, но видно, что хорошо одет, но немного перебрал, не рассчитал силы. Сажаем его в машину, подвозим домой. Люди благодарят.

— К «звездам», известным людям за рулем относитесь более лояльно? Прокуроры или таможенники «светят» удостоверениями?

— Все зависит от того, какое нарушение, предусматривает ли оно устное предупреждение. О таможенниках или прокурорах не знаю, а вот военный комиссар навеселе был задержан. Подает жалобы, пытается отбелиться.

— В патрульной полиции работает 30% девушек. Это оправдано?

— Часто полицейские прибывают на семейные конфликты, которые заканчиваются драками. От таких ссор родителей очень страдают дети. Собственно женщины-полицейские в этой ситуации выполняют роль громоотвода. Могут детей успокоить, поговорить с жертвой семейного насилия. Кстати, не только мужчины бьют женщин. Иногда муж уже так достал постоянной пьянкой, что женщине ничего не остается, как его бить…

— Случаются среди полицейских служебные романы?

— Романтические отношения на работе — это исключено. Это мешает работе. Если чувствую, что появляются какие-то флюиды, разводим пару по разным экипажах. Женатые пары есть, но они уже вместе пришли служить.

— В сознании украинцев заложено, что правоохранительные органы очень коррумпированы. Новая полиция ломает стереотипы. Были случаи, что ваши работники попадались на взятках? Были соблазны?

— В кошельке, который нашли полицейские, было около 20 тыс. грн. Это соблазн. Когда деньги вернули владелице, она была шокирована. Официально зафиксировано одна попытка дать взятку. Водитель пытался решить проблему за 200 грн. Патрульный предупреждал его об уголовной ответственности, он не реагировал. Пришлось вытаскивать водителя из автомобиля и передавать следственным органам.

— Кто вас лоббировал на эту должность?

— Лоббировали мои коллеги, которые со мной учились. Во время учебы проводилось открытое голосование, каждый мог предложить на ту или иную должность свою кандидатуру. За меня проголосовали, я заявки не подавал. Думал, у меня минимум три года, как на западе, отходить в патрули, чтобы занимать высокую должность. Сначала я стал командиром роты, потом командиром батальона, а затем и начальником полиции.

— Какая зарплата у полицейских?

— Полицейский получает 8000 грн., инспектор (офицер) — 8100 грн., заместитель командира роты — 9000, командир роты — 10 000 грн., заместитель командира батальона — 11000, командир батальона — 12000. Я получаю 13 000 грн.

— Как вы отдыхаете от работы?

— Если свободное время появляется, еду домой, в Червоноград. Моему сыну — 3 года, двум девочкам — 13 и 14 лет.

— Во Львов не хотите семью перевезти?

— Дети учатся в школе, поэтому пока нет такой возможности. Квартиры во Львове не имею, здесь проживает мой брат, часто у него бываю. В кабинете есть комната для отдыха, которую обустроили наши предшественники.

— Жена ваша чем занимается?

— Она в декретном отпуске, а так — руководитель заправки. Работает длительное время в этой сфере. Имеет экономическое образование.

— Мы слышали о случаях, когда один полицейский пишет рапорт на другого. С чем это связано?

— Если напарник пишет рапорт на напарника, или работник на работника, значит, он не согласен с тем, что происходит. Есть отдел мониторинга (вроде внутренней безопасности), который занимается вопросами несения службы, превышение служебных полномочий и тому подобное.

— Вам не хватает людей?

— Во Львове есть четыре батальона. Один батальон — это 160 человек. 30 человек — на трассе, есть на больничном, в отпуске. Хотелось бы, чтобы было больше людей. Обучение уже началось. Состоялся дополнительный набор из числа резерва — 120 человек.

— Бывает, что полицейские сами освобождаются, не выдерживают морально и физически? Сколько вы уволили?

— Есть восемнадцать случаев увольнения по собственному желанию. Есть такие, которые во время обучения отсеялись. Был случай, что семья не захотела, чтобы человек работал в органах внутренних дел. (Были случаи, когда человека увольняли за то, что спал на рабочем месте, дебоширили в ночном клубе. — Авт.).

— Говорят, ваши подчиненные не любят пешее патрулирование. Это для них как наказание. Действительно так?

— Это необходимость. Когда потеплеет, увеличим количество пеших патрулей. Центр, туристы, много людей. Иногда количество дежурств из двух увеличивается до трех-четырех. Во время дежурства в управлении — можно почитать законы. Есть время для самосовершенствования.

— В интервью Геннадий Москаль скептически высказывается о новой полиции. Не видит в ней никакой перспективы. Сравнивает правоохранительные органы с больными туберкулезом, а новую полицию — со здоровым человеком, который рано или поздно тоже заболеет…

— Процесс реформирования правоохранительных органов необратимый. Главное — не допустить слияния старой милиции с новой. Или мы идем вперед, или скатимся к еще худшей ситуации, чем та, что была.

— Вы не такой пессимист, как Москаль.

— Наверное. Я — не Москаль… (улыбается. — Авт.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)