Четвертый год подряд закарпатские ромы приезжают в столицу в поисках работы.

Здесь они создают временные поселения на свалках и вынуждены жить в холодных палатках, где нет ни света, ни воды.

Зимой их дети ходят в колготках по холодной земле и вместо того, чтобы учиться, работают или просят деньги.

Местные власти проблемы ромов решать не спешит: мол, ими должны заниматься закарпатские чиновники.

Четыре стихийные цыганские поселения расположены в Голосеевском и Дарницком районах, на Русановских садах и за чертой города.

Поселение в Голосеевском районе Киева. Фото Дианы Буцко

Поселение в Голосеевском районе Киева. Фото Дианы Буцко

Ромы приезжают в Киев весной. В этот период в Дарницком поселении находится 70-100 человек, в большом — Голосеевском — 200-500.

Большинство из Закарпатья, где компактно проживает многочисленная ромская община Украины. Они вынуждены эмигрировать, потому что дома не в состоянии трудоустроиться из-за отсутствия образования и опыта работы.

Поселение в Голосеевском районе Киева. Фото Дианы Буцко

Поселение в Голосеевском районе Киева. Фото Дианы Буцко

Осенью в Голосеевском поселении оставалось девять семей. В основном они из Ужгородского района.

25-летняя Валентина и ее муж Степан приехали из села Русские Комаровцы. Там у них есть небольшой дом. Но нет работы.

Пока Степан и его семилетний сын выкапывают металлолом, Валентина готовит обед для большой семьи — рисовую кашу на молоке.

Поселение ромов в селе Русские Комаровцы. Фото Ольги Макар

Поселение ромов в селе Русские Комаровцы. Фото Ольги Макар

Одиннадцатилетняя дочь, тоже Валентина, ухаживает за младшими сестрой и братом. Семья живет на деньги, вырученные от сдачи металлолома, и социальные выплаты на детей (2 900 гривен).

Хотя на Закарпатье семья имеет гораздо лучшие условия проживания, возвращаться не хочет.

— Мы там голодаем, там нет работы и нечего делать, — объясняет Валентина.

Среди проблем, которые возникают вместе с появлением поселений, могут быть незаконное возгорания земли или угроза жизни.

Поселение ромов в селе Русские Комаровцы. Фото Ольги Макар

Поселение ромов в селе Русские Комаровцы. Фото Ольги Макар

Например, в Голосеевском районе цыгане поселились на территории, находящейся в частной собственности. Владелец земли в Лысогорском спуске недавно начал строительство. Цыганам пришлось переселиться и пообещать, что поселения не будет увеличиваться.

Кроме того, эта территория может быть опасной для жизни. Рядом расположен Институт проблем безопасности атомных электростанций, где установлен ядерный реактор.

Ромы приезжают в Киев не только, чтобы заработать на еду. Некоторые семьи за лето собирают средства на строительство дома.

В этих поселениях сохраняется традиционный уклад жизни цыган. Они выбирают одного или двух лидеров, которые являются представителями этого поселения.

Большинство мужчин, как и Степан, собирают и сдают металлолом. Иногда им предлагают работу, в основном на строительстве.

Женщины же остаются в поселениях: занимаются детьми, готовят пищу, ходят в магазин.

В Голосеевском поселении они стараются не попрошайничать, зная об отношении местных жителей.

Как рассказывает вице-президент международного благотворительного женского фонда «Чирикли» Земфира Кондур, в Дарницком районе сначала были кражи, но администрация договорилась с цыганами: власть помогает, если закарпатцы не нарушают закон.

kondur

Заместитель председателя Голосеевской районной администрации Евгений Авраменко с правозащитницей не соглашается. По его мнению, цыгане приезжают не на заработки.

— Их трудовая миграция заканчивается исключительно воровством люков, водостоков, объектов из промышленных предприятий, — утверждает Авраменко.

По его словам, ранее на территории свалки проводили испытания заводы бетонных конструкций. Там оставалось много металла, который цыгане выкапывали.

— Когда металл закончился, они пошли в поля, — говорит чиновник.

В милиции кражи не подтверждают. Старший участковый инспектор милиции Руслан Чупрун рассказывает, что за два года получили несколько жалоб от жителей улиц Ракетная и Панорамная.

avramenko

— Жаловались на то, что проживает ромская община и это в некоторой степени создает неудобства, так как они ходят грязные, собирают разный хлам, конфликтуют. По поводу краж заявлений не было, — комментирует инспектор.

Власть не справляется

— Четыре года назад, когда появились первые поселения, местные власти не знали, как сотрудничать с ними, — говорит Земфира Кондур.

Сегодня же удалось наладить связи по работе с ромским населением в Дарницком районе. Представители администрации и правозащитники нашли возможность для закарпатцев купаться, посещать клиники, обеспечили аптечкой. Постоянно это поселение посещают социальные службы. Сейчас администрация готовится к приезду цыган весной.

Значительно сложнее ситуация сложилась в Голосеевском районе.

— У нас было несколько встреч с представителями администрации, но нет готовности сотрудничать в этом направлении, — рассказывает Кондур. — Местное население в этом районе отрицательно реагирует на приезд цыган. Как только появляются первые семьи, начинаются письма в администрацию с жалобами в милицию.

Она рассказала, что во время встречи с Голосеевской администрацией, были высказаны требования, похожие на 20-30-е годы, когда темнокожим людям запрещали ездить в общественном транспорте.

— Здесь были такие же требования: чтобы цыгане не ездили в транспорте, чтобы они не заходили в те магазины, в которых покупают продукты местные жители, не выходили за территорию своего поселения и желательно, чтобы они вообще уехали.

 

Как рассказывает правозащитница, местные жители жалуются на мелкие кражи (посуда), ни одна из которых не была доказана.

— И еще один случай, который они описывали, и в который я никак не верю, — будто бы молодая ромская пара занималась сексом на детской площадке. Они специально пришли туда, и все это видели. Сказали, что имеют фотографии, но никто так и не показал, — рассказывает глава фонда «Чирикли».

Кроме того, родители не хотят, чтобы цыганские дети приходили на площадки и играли с другими, поскольку могут переносить инфекционные заболевания.

— Мы проводили обследование Дарницкого лагеря — заказали мобильный флюорограф. Не было выявлено ни одного случая туберкулеза. В Голосеевский лагерь приезжал Киевский городской центр крови с быстрыми тестами. Здесь тоже не было обнаружено инфекционных заболеваний, — развеивает страхи Земфира Кондур.

Евгений Авраменко признает: никаких контактов с ромским поселением чиновники не поддерживают.

В марте прошлого года администрация попыталась работать с цыганами. В течение недели туда привозили еду и лекарства. Договорились с лидером, женщин и детей отправят на Закарпатье, где они зарегистрированы и получают социальные выплаты. На покупку билетов было потрачено из районного бюджета 50 000 гривен.

— Мы договорились, что отправляем этих людей домой цивилизованным путем и не пешком по шпалам, не в сопровождении «Беркута», — рассказывает Авраменко. — Заказано было два отдельных вагона, чтобы они не пересекались с другими людьми. Вам это говорит о цивилизации? Но и тогда нас обманули. Через две недели их стало пятьсот человек.

После невыполнения цыганами своих обещаний администрация прекратила всякое общение с поселением.

— Когда мы подходим с гуманной стороны к цыганскому народу, мы это должны делать, мы забываем, что этот цыганский народ делает определенную проблему для цивилизованного общества, — Авраменко обращает внимание на проблемы, которые создают ромы для местных жителей.

По его словам, киевляне жаловались на кражи посуды и белья со двора, а Дорожно-эксплуатационное управление — на кражи водостоков. Поэтому администрация пытается закрыть пункты приема всей вторсырья.

— На сегодняшний день в Голосеевском районе проживают 300 000 человек. То есть я, как заместитель председателя, должен сейчас бросить 299000 населения и заниматься ромским народом? Он не хочет учиться, он не хочет работать для цивилизованной жизни, — объясняет свое нежелание коммуницировать с поселением Авраменко.

Кто помогает цыганам?

Цыганские медиаторы посещают стихийные поселения, пытаются подсчитать количество людей, записать их данные, но не всегда это удается сделать.

Во-первых, в поселении постоянно меняются люди.

Во-вторых, иногда ромы не понимают необходимости записываться.

Посредники пытаются зафиксировать хотя бы общую информацию: сколько людей в палатке, какого возраста, пола. Это позволяет понять, какую помощь нужно принести.

Помогала поселению и начальник Службы по делам семьи Голосеевской районной администрации Ирина Антошка.

— Мы привозили гуманитарную помощь — одежду, игрушки, лекарства. Я лично искала людей, которые помогали, покупали лекарства, — рассказывает Антошка.

Чиновница подчеркивает, дети живут в ужасных условиях. В школьный период в этих поселениях нарушаются права ребенка на образование. Но детей не забирают, как это обычно делают из не ромскими семьями.

— Не изымаем, потому что понимаем: эти люди привыкли так жить. Мы понимаем, что это не будет выходом и не поможет, — говорит Антошка. — Мы готовы сотрудничать. Не бегать чучелом, забирать детей, а налаживать контакты.

Начальник Службы по делам семьи разделяет мнение Авраменко о том, что ромы нужно не интегрировать в киевское общество, а отправить в Закарпатье.

— Если они не хотят сами, то почему я должен за них беспокоиться? Я могу сказать, куда можно обратиться, к кому перезвонить. Это надо работать самим людям, им это неудобно. Гораздо удобнее просить деньги, — считает Антошка.

По мнению Земфиры Кондур, люди часто не понимают, в каком сложном положении живут цыгане и поэтому относятся к ним отрицательно.

— Если бы, например у жителей Голосеевского района была возможность увидеть, в каких условиях эти люди живут дома и насколько они страдают, приезжая сюда и живя в ужасных условиях, то киевляне, возможно, поняли бы, почему люди идут на такие жертвы, — говорит правозащитница.

Интегрировать можно

Урегулировать проблемы во временных цыганских поселениях возможно, считает Земфира Кондур и предлагает применить опыт Страсбурга.

Во-первых, выделить территорию, которая была бы подключена к водоснабжению и электричества, с биотуалетами и регулярным вывозом мусора.

Во-вторых, заключить договоренности: цыгане должны отправлять детей учиться, изучать язык, следить за чистотой, ходить на курсы переквалификации.

Со своей стороны местная администрация обеспечивает их работой, организует обучение для детей, автобусы, чтобы их возили.

Кондур призывает не бояться, что после таких мероприятий все ромы переедут в Киев. Большинство из них и в дальнейшем будет возвращаться на зиму домой. Да и не все соглашатся на предложенную работу.

Столичные чиновники такие предложения не спешат воплощать в жизнь.

— Киевская городская администрация сдержанно относится к нашим идеям: там считают, что мы им навязываем больше работы, непонятные предложения, в которых они не видят смысла. Но они не отказались от сотрудничества — будет создана рабочая группа, и мы попробуем обсудить, что можно сделать, чтобы решить проблемы. Но за четыре года никаких реальных действий не было, — заключает Кондур.

Пока чиновники и правозащитники ищут консенсуса, Валентина, Степан и их дети вместе с другими цыганами вернулись домой.

Впрочем, как только станет теплее, они, скорее всего, снова покинут свой дом в Закарпатье и вернутся на Голосеевскую свалку, чтобы выкапывать металлолом.

Пока это их единственный заработок.