Премьер-министр Владимир Гройсман, который после избрания в стенах парламента публично раскритиковал замминистра здравоохранения по вопросу обеспечения лекарствами онкобольных детей и пообещавший решить этот вопрос, слово сдержал. Более того, помимо разблокирования поставок лекарств этой группы, он сегодня заявил, что принято решение о начале работы по «разрушению монополии на рынке лекарств».

По его словам, раньше из-за коррупции поставки лекарств из Европы и Америки в Украину без преград были заблокированы. Он пообещал положить этому конец и выразил надежду, что Верховная Рада примет необходимый для этого закон.

О какой монополии на рынке лекарств говорил Гройсман? По мнению «РЕАЛа», понять ответ на этот вопрос можно из интервью, которое ровно два года назад (29 апреля 2014-го) мы взяли у Андрея Ревы — ныне министра соцполитики в Кабмине Гройсмана (напомним, именно он изначально рассматривался на должность министра здравоохранения, когда вся страна наблюдала несколько дней согласование списка министров).

Предлагаем вашему вниманию отрывок из того интервью «РЕАЛа». С тех пор ситуация на рынке лекарств практически не поменялась, поэтому можно предположить, с чем сейчас будет бороться Гройсман и его команда.

— Андрей Алексеевич, ни для кого не секрет, что рынок медицинских препаратов и средств, по сути, давно монополизирован несколькими компаниями. Они контролируют цены на рынке. Может, стоит расширить список тех, кто бы смог импортировать медикаменты?

— В Украине пять компаний, которые монополизировали ввоз лекарственных препаратов. Проблема заключается в том, что все они являются дистрибьютерами производителей фармпродукции. Смена правительства на договорные отношения с их партнерами не влияет. Если, условно говоря, у фирмы Bayer AG есть свой представитель в Украине, то только материнская компания ставит вопрос о его смене. Но это полбеды. Базовая цена, по которой в Украину ввозится лекарственный препарат, определяется дистрибьютером. От этой цены идут накрутки. Любое правительство, как только повышаются цены, начинает с того, что проверяет, не увеличили ли «надбавки» оптовые компании, продающие медикаменты в Украине?.. Как правило, ничего не находят. Никто выше допустимого не повышает, поскольку это уголовно наказуемо. Но при этом никто из проверяющих не смотрит на базовую цену дистрибьютеров, по которой медикаменты были задекларированы. Пример. Лекарство представитель иностранной компании завозил по цене 100 гривен за упаковку. В наших аптеках его продают по 115 грн. То есть «накрутили» 15 грн. И вот это же лекарство дистрибьютер уже ввозит по цене 200 грн., в аптеке его продают по 215 грн. То есть, накрутка аптек – те же 15 грн. Но почему-то и народ, и проверяющие терроризируют и обвиняют наших аптекарей, абсолютно не реагируя на иностранные компании, из-за которых на самом деле и подорожало лекарство.

Оптовики уверяют, что если бы смогли покупать не только у украинского дистрибьютера, но и, скажем, у польского, который продает продукцию в два раза дешевле, то и цены в наших аптеках упали бы на 25-30%. Соответственно, это заставило бы украинского дистрибьютера иностранной компании снизить цену. Почему так не происходит? Оказывается, в таком случае на препаратах будет польская маркировка. Раньше фармацевты имели право клеить стикеры и вкладывать инструкцию на украинском языке, потом это запретили. Надо ли говорить, в чьих интересах приняли запрет?.. Кто хочет монополизировать рынок, тот ищет пути, позволяющие отсечь альтернативные пути поставок.

С монополизмом бороться сложно. Арсений Яценюк сказал: «Представьте себе, что на раскрутку препарата потрачено 5 млн. грн., то сколько нужно средств, чтобы провести решение через парламент?», и как с этим бороться?.. Поэтому на уровне Кабмина можно что-то принять, но практически это не удастся узаконить в Верховной Раде. Так что по демонополизации и борьбе с коррупцией придется еще очень много работать.

Вторая проблема в том, что в Украине производятся не оригинальные препараты, а генерики, то есть, копии по западным формулам. За рубежом же они проходили клинические испытания и регистрацию. Однако, чтобы продавать в Украине такой препарат, нужно повторно пройти регистрацию. Зачем? Исключительно из коррупционных соображений!

— По слухам, за регистрацию такого генерика берут от 50 тысяч долларов…

— Возможно. В результате этого стоимость препарата вырастает, а скорость внедрения новинок падает. Получается, что многие препараты присутствуют в России и Польше, а в украинских аптеках их нет – не зарегистрированы. Импортер не хочет тратить деньги на «бюрократию», поскольку полученной прибылью может не окупить затраты. Поэтому из-за коррупции и системы двойного лицензирования спектр лекарственных препаратов, представленных в Украине, гораздо уже, нежели в соседних странах.

— От кого зависит отмена лицензирования?

— От законодателя…

— Введение на лекарства НДС в размере 7% в правительстве преподнесли, как некое благо, которое позволит стабилизировать цены на медикаменты. Однако этого не произошло…

— Дело в том, что изначально по чьей-то ошибке установили НДС в размере 20%, и импортеры прекратили продажу лекарственных препаратов. Яценюк раскритиковал Минфин и сказал, что «из-за головотяпства» взорвали ситуацию, поэтому «благом» называют снижение до 7%. А само введение налога увеличило стоимость – факт, который не подлежит сомнению.

— АМКУ поручили проверить торговые наценки в рознице. Что хотят найти?

— Нельзя искать черного кота в темной комнате. Каждый раз проверяют, и ничего не находят. И никогда не найдут, потому что никто так глупо не станет нарушать. Как я уже говорил, проблема в базовой цене, которую устанавливают поставщики. Если мы ничего не сделаем с монополией, то ничего не изменится.

«РЕАЛ»