Новости Запорожья и в Украине

Как в настоящем замке, на входе гостей встречают ворота с двумя крепостными башнями. Кирпичи с них осыпаются, но это только добавляет средневековой мистики. За воротами — изящный модерновый дворец и суровая византийская церковь. Картина типичная для Харьковской или Черкасской областей, не говоря уже о Западной Украине, но увидеть такое на индустриальной Луганщине никак не ожидаешь.

Заповедник архитектурных стилей в краю угольных шахт и металлургических предприятий создал поляк Казимир Мсциховский, заработавший на постройку усадьбы как раз на шахтах и заводах. В отличие от других крупных промышленников Донбасса вроде Джона Юза или Ивана Иловайского, его имя не увековечилось в топонимике края. Тем не менее магнат сыграл важную роль в индустриализации нынешней Восточной Украины.

Мсциховский окончил физико-математический факультет Киевского университета и долгое время работал инженером-путейцем. Эта специальность во второй половине XIX века давала широкие возможности: Российская империя переживала всплеске строительства железных дорог, в которые охотно вкладывали средства не только казна, но и частные инвесторы.

Поляк сполна воспользовался этими возможностями: он дослужился до действительного статского советника. Согласно Табели о рангах этот гражданский чин соответствовал воинскому званию генерал-майора и давал право на потомственное дворянство.

Железные деньги

450 десятин (почти 500 га) земли в нынешнем Перевальском районе Луганской области Мсциховский приобрел, когда участвовал в проектировании и строительстве железной дороги в этих местах. Территория тогда относилась к Екатеринославской губернии, а подотчетный польскому инженеру участок пути — к Екатерининской железной дороге.

Конечно же, главной целью сделки являлось отнюдь не строительство усадьбы. Земли Славяносербского уезда были богаты каменным углем. Полезные ископаемые залегали близко к поверхности, что позволяло существенно сэкономить средства — для добычи хватало неглубоких шахт.

Собственно говоря, Екатерининская железная дорога с центром в Кривом Роге и задумывалась в том числе для соединения криворожских рудников с донбасскими шахтами. Ее строительство должно было начаться еще в 1870-е, но помешала русско-турецкая война 1877-1878 годов. На этой войне Мсциховский тоже успел проявить свои инженерные знания: за наведение переправы через Дунай он удостоился государственных наград.
На Екатерининской дороге, около станции Юрьевка, крупный предприниматель Алексей Алчевский в 1895-м заложил завод Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО). В наши дни завод разросся до Алчевского меткомбината, а в честь промышленника назван город Алчевск.

Мсциховский входил в состав правления ДЮМО. Также он был членом правления еще одной важной структуры, Азово-Донс-кого коммерческого банка. Один из пяти крупнейших коммерческих банков Российской империи начала XX века имел филиалы в разных частях страны, а здание «хэд-офиса» на ул. Большая Морская в Санкт-Петербурге, спроектированное известным архитектором Федором Лидвалем, и сейчас входит в число важных архитектурных памятников города. Банк не только давал ссуды, но и владел предприятиями черной металлургии и угольными шахтами.

Еще одна структура, в управлении которой участвовал магнат, — Общество Южно-Русской каменноугольной промышленности. Несмотря на название, общество занималось не только угольными шахтами: в сферу его влияния входили металлургические и кирпичные заводы, железные дороги и даже леса. Среди учредителей общества были «железнодорожный король» Самуил Поляков и инженер Петр Горлов, чье имя носит город Горловка.

Но главным бизнесом Мсциховского стало Селезневское общество каменноугольной и заводской промышленности. В него входили две шахты, основанные на купленных землях. Назывались они незатейливо — № 1 и № 2. Сохранившаяся реклама Селезневского общества определяла местонахождение угольных разработок как «ст. Овраги Екатерининской жел. дор.», а корреспонденцию предлагалось отправлять и вовсе на детище Алчевского — Юрьевский завод Екатерининской губернии.

В 1907 году штаб-квартиру общества зарегистрировали в образованном около шахт рабочем поселке Селезневский Рудник — об этом сохранился официальный ответ министерства торговли и промышленности на ходатайство Мсциховского. Впоследствии поселок переименовали в Парижскую Коммуну, ныне это соседний с Алчевском районный центр Перевальск.

Реклама подробно рассказывает и о продукции общества: «Рудник разрабатывает коксовые кузнечные угли с содержанием летучих до 20% и краткопламенные спекающиеся угли высокой тепло-производительности» .

Союз архитекторов

На новообретенных землях, в месте слияния рек Белой, Утки и Селезня, промышленник начал строительство усадьбы. В отличие от шахт, обустройство поместья началось не с нуля. Парк здесь был заложен еще в XVIII веке, когда Екатерина II жаловала эти земли Ивану Яковлеву. Позже их купил помещик Графовский, у которого Мсциховский и приобрел их.

Благоустройством парка занялся садовник Марцин Хубецкий — специально из Польши соотечественник Мсциховского. Ему так полюбилась Селезневка, что он прожил тут до конца своих дней и в 1950-е годы был похоронен в парке. Впрочем, самое примечательное дерево парка было посажено задолго до Хубецкого: возраст тополя, имеющего 7м в обхвате, — около 250 лет.

А вот усадебные постройки хозяин возводил с нуля. Магнат мог позволить себе многое, поэтому не поскупился на видных специалистов своего времени: проектированием зданий занимались сразу два известных архитектора.

Усадебный дом строил Сергей Гингер, мастер модерна и неоклассицизма. Среди его творений — Колобовский дом и ряд других примечательных зданий Санкт-Петербурга. Но родовое гнездо Мсциховского зодчий спроектировал в стиле, далеком от «северного модерна», — оно скорее напоминает виллы Средиземноморья.
В двухэтажном здании сохранились остатки былой роскоши: лестницы, камины, лепнина на потолках и даже изображения музыкальных инструментов в оформлении балкона, на котором играли музыканты на торжественных приемах. Гораздо больше было утрачено: мебель гостиной в стиле Людовика XVI, скульптуры и вазы, ковры и гобелены — все это можно увидеть лишь на фотографиях 1910-х годов. Как и во всех усадьбах подобного ранга, здесь имелась коллекция картин, среди которых были полотна Константина Маковского и Николая Сверчкова.

Храм Александра Невского строил в 1911-1913 годах тогда еще начинающий архитектор Лев Руднев. Позже он войдет в историю фирменными «домами со шпилем»-именно ему принадлежит авторство проектов Московского государственного университета на Воробьевых горах и похожего по стилю Дворца культуры и науки в Варшаве.

Церковь оказалась и архаичной, и новаторской одновременно. Архаичной, потому что романо-византийский стиль с его строгими формами делал храм * похожим на неприступную крепость. Новаторской — потому что постройка имела двойное назначение: здесь можно было не только молиться, но и учиться.

Дело в том, что Мсциховский, как и многие крупные промышленники того периода, был не чужд филантропии и общественной деятельности. К примеру, он занимал должность мирового судьи Славяносербского уезда. В уезде не хватало школ, и магнат предложил земской управе помочь в деле детского образования. На свои деньги он согласился построить школу, но расходы на обучение ее подопечных брала на себя казна.
В 1913 года местная детвора села за парты, расставленные прямо в молитвенном зале храма. Во время богослужений парты отодвигали в сторону. Получился храм науки в прямом смысле, слова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)