Новости Запорожья и в Украине

Разговор с известным танцором Украины, Владом Ямой

17 Апрель 2016

Комментарии

0
 Апрель 17, 2016
 0

Категория Интервью

Его ученицей на паркете была популярная певица Наталья Могилевская. С этого проекта пришла популярность и к Владу. Но каково было в его жизни до грандиозного успеха «Танцев со звездами»? Кто та женщина, перед которой он чувствует себя виноватым? И как скромному танцору удалось обуздать строптивую звезду? Об этом Влад Яма рассказал во время записи программы «Откровенно с Машей Ефросининой» на телеканале «Украина».

— Уже много лет вы являетесь членом жюри «Танцуют все». Чем занимаетесь еще, кроме участия в этом шоу?

— Восемь лет подряд я член жюри в этом шоу. Кроме того, у меня есть танцевальные школы в Киеве, Ивано-Франковске и Запорожье, где учатся дети с трех лет, приходят взрослые поучиться, и в основном это — женщины.

— Наверное, ухаживают за вами?

— Иногда о таком даже не хочу вспоминать. Были случаи, когда мне звонили из школы: «Влад, к вам хотят записаться на индивидуальные занятия». Согласен. Приходит женщина и с порога просит сфотографироваться со мной. Говорю: давайте сначала будем учиться танцевать, а фотографию сделаем позже. «Я хочу уже», — говорит она, и я понимаю, что на этом наши занятия закончились. А однажды пришла девушка, которая записалась на двухчасовое занятие, но была только три минуты в зале. Сказала, что сделала это для того, чтобы меня найти. Вытащила из пакета бутылку и говорит: «Это чудодейственное сироп, он стоит триста долларов, но я вам его дарю. Будете танцевать еще круче, иметь в десять раз больше энергии. Попробуйте!». И ушла. Я даже не успел ничего сказать.

— Пили этот сироп?

— Пил. Это выдержка из каких растений экзотических. Такой сиропчик. Но летать после него не стал.

— Бальные танцы привели вас в шоу-бизнес. Это вы в детстве хотели ими заниматься или такой была воля ваших родителей?

— Бальными танцы занимаюсь с семи лет, и это было мое решение. Родители не возражали. Когда мне было пять лет, в Запорожье проходил чемпионат Советского Союза по бальным танцам. Мне рассказывал папа, что мы пришли туда в 10 утра, а в девять вечера меня оттуда чуть ли не вытянули. Я также помню отдельные картинки из этого, но мне настолько понравилось, что я уже тогда хотел так же танцевать. Сначала это было лишь хобби. А когда на первом турнире занял лишь четвертое место, меня это так разозлило, что начал еще больше тренироваться. Но я всегда был в центре внимания — в школе только я умел танцевать вальс. На Первое сентября или в Новый год выходил с партнершей и танцевал вальс. Все смотрели восторженно. За год до окончания школы передо мной стоял выбор: стать, как старший брат, юристом или продолжать танцевать. Родители со мной советовались, но категорического решения не принимали. Я представил, как сижу за огромным письменным столом в дорогом костюме, сортирую какие-то документы, отвечаю на телефонные звонки… А рядом другая картинка: я — на чемпионате мира танцую, потом занимаюсь со своими учениками в своем танцевальном зале. И выбрал танцы.

— Не пожалели?

— Сомнения появлялись неоднократно. В основном из-за травмы. Были дни, когда я просыпался и понимал сегодня не то что танцевать не смогу, но и ходить.

— Бальные танцы — это не только красиво, но и дорогое удовольствие.

— Родителям часто приходилось занимать деньги. Скажем, надо ехать на чемпионат Украины, а учительской зарплаты не хватило. Но они ни разу не сказали, что из-за нехватки средств не отправят меня на какие-то соревнования или конкурс. А в 15-летнем возрасте я и сам начал подрабатывать. Мне платили 3,50 рубля за преподавание детям в школе. Это было немного, но на печенье и конфеты хватало.

— А потом перебрались в Киев?

— Я там преподавал — продолжал хобби-группы, хотя там была жестокая конкуренция. Много работал над собой и был очень скромным (смеется). На девушек не заглядывался. А в 20 лет влюбился. Это была несчастная любовь. Понимаю, что в этом была и моя вина. Мне сказали, что мне изменяет любимая, потом я в этом убедился воочию. Все было, как в кино (смеется).

— После измены были осторожным в выборе, пока не поженились?

— Я не просто женат, я — счастлив. Иногда смысл этих слов отличаются друг от друга. Смотрю на людей и вижу, у кого какие отношения. Лилиану я позвал замуж после семи лет наших отношений. Мне до сих пор стыдно, что не сделал этого раньше. Просто боялся. На втором или третьем году наших отношений мне показалось, если женюсь, перестану быть интересным для публики. Затем считал, что надо друг друга проверить. На самом деле искал для себя ответ: сможем ли мы прожить вместе всю жизнь. Хотел, чтобы у нас все было так, как у моих родителей, а на всю жизнь.

— А на какую «пятилетку» у вас запланировано рождения ребенка?

— (Смеется). Часто говорим на эту тему, сначала мечтали о четырех детей, сейчас «опустили планку». Сошлись на двух-трех.

— После проекта «Танцы со звездами» вы проснулись знаменитым.

— К этому я очень долго шел. Изнурительные тренировки, обучение в Лондоне, которые из-за травмы пришлось покинуть и вернуться в Киев, сложные операции на обоих коленях… Встав на ноги, попал в балет «Фридом» к Елене Коляденко. Все, что я зарабатывал, вкладывал в танцы. Это именно Коляденко порекомендовала меня для участия в «Танцах со звездами». Через много лет после изнурительных тренировок, крепатуры, усталости, когда наступает тот субботний вечер, и ты берешь свою партнершу за руку, и тебя показывают на всю Украину по телевидению, — этого словами передать нельзя. Это счастье! После первого или второго эфира мы сидели с ребятами в баре. Девушка подошла ко мне и попросила автограф. Я на бумажной салфетке расписался. У ребят от удивления аж челюсти отвисли…

— Вы на паркете танцевали в паре с Натальей Могилевской. У нее довольно сложный характер…

— Когда мы познакомились, Наталья перед камерами начала шутить, заигрывать со мной. Я ответил: «Давайте шутки отложим на потом, а сейчас нам нужно поработать».

— Не боялись, что это может поставить точку на вашей мечте?

— До сих пор не могу понять, как решился (смеется). Однако после этой фразы она вела себя, как вежливая ученица и больше не сказала ни слова. Выполняла все, что бы я ни сказал.

— И потом Могилевская была всегда такой спокойной?

— Нет. Были моменты, когда мы ссорились и она плакала. Это нервная нагрузка, потому что мы тренировались с девяти утра до одиннадцати вечера. И так каждый день. У нее болели ноги, а я заставлял повторять одни и те же заученные действия.

— Вы ее успокаивали?

— Нет. Мы расходились в разные углы зала, а через минут десять я спрашивал: «Ты готова продолжить?». Понимал, по-другому с Могилевской нельзя. Если бы дал слабинку, она бы села мне на голову.

— Знали, что дойдете до финала?

— Тогда мечтал только об одном — не вылететь после первого эфира. Благодарен Наталье за ее терпение и настойчивость. Через несколько тренировок она мне сказала: «Яма, через полтора месяца тебя начнут узнавать на улице, просить автограф и разрешения с тобой сфотографироваться».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)