Новости Запорожья и в Украине

16 Июль 2015

Комментарии

0
 Июль 16, 2015
 0

Немало внимания истории Львова в контексте археологических источников посвящал известный украинский историк, археолог, общественно-политический деятель Исидор Шараневич. Именно он впервые предположил, что первичный Львов располагался на Чертовых скалах, откуда и было зафиксировано пожар в Холме. Однако археологических данных, которые бы это подтвердили, не было. Впоследствии исследователь изменил свое мнение и заключил, что древнейшая застройка города была в районе Высокого замка и Пидзамча.

Гипотезу о давнем заселении этих территорий было подтверждено при прокладке железнодорожного пути Вена-Львов-Черновцы в 1866 году. Тогда в районе Пидзамча обнаружили фрагменты лепной посуды и кремневых орудий. В этом месте заложил небольшие зонды Антон Петрушевич, известный историк, филолог, активный деятель Ставропигийского института. Во времена этих исследований и строительства железной дороги до 1869 года здесь было обнаружено керамику шнуровой культуры эпохи бронзы и небольшой каменный топор, железные детали доспехов, много керамической посуды, которые впоследствии вошли в коллекцию старины Народного дома во Львове и Музея Оссолинских.

В 1869 году во время насыпки кургана на Высоком замке в честь Люблинской унии было немало археологических находок: фрагменты керамики, целая опуклобокая посуда, кремневые орудия. А после того, как окончательно разобрали каменные стены и фундаменты замка, обнаружили остатки деревянных срубов больших зданий — вероятно, древнерусского деревянного замка князя Льва Даниловича. Бартоломей Зиморович в «Хрониках Львова» вспоминает, что в 1270 князь Лев построил львовский замок на вершине холма из срубленных на месте деревьев, окружил его частоколом и перенес туда княжескую резиденцию.

По наблюдениям известного львовского археолога Антони Шнайдера, который присутствовал при земляных работах и вел исследования и наблюдения по находкам, тогда обнаружили четыре целые посудины, вероятно XIII в., немало фрагментов посуды давних времен. Большинство вещей впоследствии попала в Музей Любомирских.

В межвоенный период археологические исследования на территории Львова были незначительными. Сведения о них имеются достаточно скупые и разрозненные. Как ни прискорбно, но, несмотря на существенный прогресс археологической науки при университете и музейных учреждениях, исследователей мало интересовал сам город.

В 1925 году на ул. С. Батория (нынешняя ул. Кн. Романа) во время строительных работ было раскопано т. н. Казацкую могилу 1648 p., которую осмотрел известный краевед и историк Александр Чоловский. Тогда же было осуществлено антропологическое исследование 222-х выявленных в ней человеческих черепов. В конце 1930 г. на ул. Легионов (ныне — пр. Свободы) А. Прусевич — основатель Этнографического музея — во время земляных работ собрал полторы тысячи фрагментов керамики.

Исследовал Львов и выдающийся украинский археолог Ярослав Пастернак. Есть разрозненные сведения о его работе на территории города в 1930 и 1939 годах. В 1932-1933 pp., чтобы найти следы ранней застройки Святоюрской горы, Ярослав Пастернак, по инициативе митрополита Андрея Шептицкого, провел исследования в крипте собора св. Юра. И он обнаружил только следы перестроек и упорядочение крипты, остатки древних захоронений, в том числе и Н. Шептицкого, и дополнительно обследовал захоронения кардинала Сильвестра Симбратовича.

После Второй мировой войны археологи продолжили изучать Львов только в 50-х годах. В 1955-1956 pp. впервые после того, как насыпали курган Люблинской унии, полномасштабные раскопки на Высоком Замке и Пидзамче провел Алексей Ратич. Результатами работ на Подзамче стали только материалы периода позднего средневековья. Зато на Высоком замке обнаружили много керамической посуды разных форм, кирпич-плинфу, фрагменты расплавленной меди, металлические изделия (огнива, ножи, пряжки до пояса, наконечники стрел, шпоры), кресты-энколпионы, стеклянные браслеты древнерусской эпохи — Х-ХII вв. Посуда была заклейменной знаками Рюриковичей. Это позволило утверждать, что древнерусское поселение на Замковой горе существовало задолго до первого летописного упоминания.

В 1975-1976 pp. Замковую гору изучала экспедиция под руководством Романа Багрия — археолога и многолетнего директора Львовского исторического музея. Именно он впервые начал исследовать центр города Львова. Ученый искал следы княжеского Львова, очертил пределы старых участков, определял место возникновения и функционирования средневекового Львова как города.
На Высоком Замке, кроме мощного культурного слоя древнерусской эпохи, в юго-западной части горы были обнаружены остатки башни с оборонительными стенами, прилегающие с южной и западной сторон и датировались древнерусским временем. С запада вал был укреплен камнем-песчаником одинаковой формы. В самом валу зафиксированы следы от частокола.

Неожиданно изучать Высокий замок продолжили в 2005 году, в связи с проектом Любомира Буняка, тогдашнего председателя Львова, который хотел восстановить древние здания. На верхней террасе горы под руководством Владимира Шишаки было заложено несколько траншей, одна из которых — на месте въездных ворот, где нашли фрагмент каменной кладки, вероятно была фрагментом фундаментов башни, которая стояла у въездных ворот. Максимальная мощность культурного слоя в траншеях достигала 4 м, были обнаружены фрагменты керамической посуды разных периодов — от княжеских времен XIII в. и до XIX в.

Археологические раскопки проводились и на прилегающих территориях, в частности на ул. Замковой (сад СОШ № 19), где нашли медно-бронзовый стилос-писало, виток стеклянного браслета, и в саду Онуфриевского монастыря по ул. Б. Хмельницкого. Там зафиксировали остатки древнерусского сооружения и обнаружили крест-энколпион. Следующим этапом исследований по ул. Замковой были раскопки в 1982 году под руководством Романа Багрия. На холме в северной части улицы он нашел остатки древнерусского каменного сооружения, а впоследствии — в 1983 году — и башни. На это указывали способ укладки камней и находки тех пор. В то же время ученый опроверг, что в этом районе существовал дворец короля Льва.

Стилос — металлический стержень, заостренный конец которого использовали для написания на воске или бересте.

В исследованиях Романа Багрия главное место занимал Онуфриевский монастырь. В 1983 г. археолог изучал курганоподобную насыпь на этой территории и зафиксировал остатки пола сооружения и керамику древнерусских времен. Кроме того, во время раскопок были вскрыты фундаменты монастырских сооружений XIV-XVII вв. Однако отдельные участки в пределах монастырского комплекса были заселены еще с княжеских времен. Это еще раз подтвердили остатки глиняной печи, изготовленной из материала ХII-ХIII в. Из находок выделялся нож с костяной ручкой, выточенной на токарном станке.

Экспедиция под руководством Романа Багрия провела раскопки и на площади у городского арсенала, вдоль его западной стены. Кроме многочисленного керамического материала, который датировался не менее XVI в., неожиданностью стал клад из бронзовых и серебряных монет XVII в. — 69 экземпляров. Было зафиксировано также остатки деревянных сооружений, вероятно исчезнувшие при пожаре в 1571 г., и часть подземного хода, который от арсенала вел в направлении города.

1977 проводились спасательные археологические исследования восточной линии оборонительных укреплений. Впервые за много лет было открыто внешний и внутренний оборонительные стены, остатки подковообразной бастеи. При этом была обнаружена средневековая аптечная посуда, керамические трубки.

Бастея — многоярусная фортификационное сооружение полукруглой, круглой или многоугольной формы, выступала перед укреплениями, обеспечивая фланговый обстрел.

В том же году на территории Львова проводили научные исследования специалисты из тогдашнего Ленинграда (ныне Санкт-Петербург) Марина Малевская и Олег Иоаннисян. Вместе со львовскими исследователями Иваном Могитич и Романом Бучко они искали следы древнерусской застройки в пределах старого города. Объектом своего исследования ученые выбрали одну из древнейших церквей города — храм св. Николая. Версию о том, что здание было заложено еще в княжеские времена (не позднее второй половины XIII в.), еще в 30-х годах XX в. основательно доказал Владимир Сочинский.

Свой вклад в изучение древних сакральных памятников Львова внес и Роман Багрий. В 1984 г. под его руководством исследовали храм Иоанна Крестителя на пл. Старый Рынок. Было зафиксировано три горизонта залегания скелетов, из которых возраст самого молодого скелета, который выяснили по возрасту найденных монет, достигал XVI-XVII вв., а старшего — конца XII — начала XIII в. Также ученый предположил, что центральное захоронение в саркофаге, следы от которого остались посреди храма, могло быть могилой жены князя Льва — Констанции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)