Адреса польских профессоров нацисты могли взять из телефонного справочника…

Это произошло в ночь с 3 на 4 июля 1941 года. Нацисты, вошли во Львов 30 июня и устроили настоящую охоту на львовскую научную элиту. Нацисты арестовали 40 профессоров, преимущественно из университета имени Ивана Франко, Львовской политехники, мединститута… Карательная команда забирала, кроме профессоров и всех мужчин старше 18 лет, которые в то время были в квартирах, и членов семей, и тех, кто был в ту ночь в гостях…

Задержание сопровождалось грабежами ценных вещей хозяев. Арестованных сначала завезли в так называемую «Бурсы Абрагамович» для «сортировки», затем партиями вывозили на Вулецкие холмы. Сейчас это Студенческий парк, прилегающий к студенческому городку Львовской политехники между улицами Сахарова и Бой-Желенского. Расстреляли и закопали… В разное время называли разное количество казненных — от 20 до 40 человек. В 1943 заставили группу евреев раскопать останки, чтобы уничтожить следы преступления…

Расправа над профессурой не была спонтанным и самодеятельным решением местной оккупационной власти. Это была частичка плана нацистов по уничтожению польской интеллигенции по указанию Гитлера. Так, 30 мая 1940 года один из лидеров нацистов Ганс Франк (с началом Великой Отечественной войны — генеральный губернатор в Кракове) в речи перед представителями СС и полиции произносил:

«Невозможно описать, сколько мы имели хлопот с краковскими профессорами. Если бы мы завершили дело на месте, все бы выглядело иначе. Поэтому убедительно прошу вас никого не направлять в концентрационные лагеря в Рейха, а осуществлять ликвидацию на месте. Любой другой способ решения этой проблемы является обременительным для Рейха…».

У историков, рядовых граждан в разное время возникал вопрос: почему именно этих профессоров выбрали для показательной казни? Высказывалось предположение, что это были те профессора, которые после присоединения Галичины к Советской Украине в 1940 году ездили в Москву и якобы встречались со Сталиным. Но эти ученые были далеки от политики, они не служили большевистскому режиму, а преподавали естественные науки. Была попытка обвинить воинов украинского батальона «Нахтигаль» — якобы они указывали эсэсовцам домашние адреса польских профессоров. Эти обвинения опровергают выводы различных комиссий и судебных органов еще во время войны и в мирное время. Фамилии и телефоны обреченных на казнь немцы могли легко найти в телефонном справочнике…

В 70-х годах прошлого века была попытка увековечить память жертв этой трагедии. Памятник авторства Эммануила Мисько даже начали строить, но впоследствии партийное руководство передумало. Могло возникнуть немало драматических вопросов украинско-польских отношений. Кроме того, историки указывают и на такую причину: центральная фигура монумента была слеплена с портрета бывшего ректора Львовской политехники профессора Казимира Бартеля, который занимал должность и премьер-министра Польши. Власти решили не ставить памятник руководителю «буржуазной Польши», из-за него — и профессорам, расстрелянным гитлеровцами…

Память невинно убиенных достойно почтили 2011 года по случаю 70-летия трагедии. Инициаторами сооружения памятника выступили Львовская политехника и городская управа Вроцлава. Конкурсную комиссию возглавлял известный украинский историк Ярослав Грицак. Победил проект краковского профессора Александра Сливы с участием львовских архитекторов Олега Трофименко и Дмитрия Сорокевич. Девиз памятника — «Не убий!». Нацисты нарушили пятую заповедь божию

На этот раз почтить память погибших прибудет большая группа польских ученых из разных университетов и просто туристов. Торжество состоится в субботу, 2 июля, в 10.00 на месте установленного памятника в парке, прилегающем к общежитиям Львовской политехники.