Новости Запорожья и в Украине

ГДЕ БЫ УЧИЛСЯ ГАРРИ ПОТТЕР, ЕСЛИ БЫ РОДИЛСЯ УКРАИНЦЕМ

— В шутеры играли когда-нибудь? Тут почти то же самое. Включаем режим полета — и вперед, — приговаривает инженер-строитель Антон Лубяницкий, колдуя над ноутбуком. На экране 3D-модель местного замка с четырьмя башнями под остроконечными крышами. Камера показывает твердыню с разных ракурсов, приближается к воротам и заглядывает внутрь.

— Так примерно выглядел замковый двор, — комментирует разработчик модели Антон. — Видите, часовня и городни по периметру стен. Модель можно дополнять и детализировать сколько угодно.

Теперь я вижу, каким гармоничным был средневековый замок, руины которого я только что наблюдал на вершине горы Боны. Наука и высокие технологии в руках увлеченных людей помогают оживить историю. А оживлять в Западной Украине есть что.

Магический картофель

Кременец - город в формате 3DЗнакомство с Тернополыциной удобнее всего начинать с северной части области, свернув с трассы Киев — Львов в районе Дубно.

В этих краях и знаменитая Почаевская лавра, оплот Московского патриархата на западе Украины, и чуть менее известный Кременец с руинами замка на горе. А вот мимо села Белокриница на подъезде к Кременцу запросто можно проскочить. И потом горько пожалеть об этом.

Готическая арка въездных ворот. Две сторожки по бокам. В окошке левой пристройки светится экран банкомата, а из правой равнодушный взгляд на меня бросает сторож. Вход свободный. Сразу за воротами открывается вид на огромный трехэтажный дворец в стиле неоготики. Остроконечные шпили вызывают ассоциации с башенками Хогвардса. Тем более что в этом замке сейчас располагается учебное заведение. А вот и здешний Гарри Поттер. Только одет он не в черную мантию, а в форменный пиджак цвета морской волны с погончиками. — Это действительно старинный замок, а сейчас — Кременецкий лесотехнический колледж, — подтверждает его нынешний обитатель, студент 4-го курса Володя Гермак. — Князья Збаражские построили его в XVII веке. Тогда он выглядел совсем по-другому. Вокруг были валы и четыре бастиона по углам. Вон один из них остался, где часовенка.

Студент Володя ведет меня по сводчатым коридорам к центральной башне, чтобы показать сохранившуюся винтовую лестницу. По дороге обращает внимание на толщину стен, достигающую полутора метров. Дергает за ручку запертой двери бухгалтерии, говорит, что это бывшая часовня. Затаскивает меня в подвал, который сохранился еще со времен первоначального оборонного замка, — огромное подземелье, растянувшееся под всем зданием. — Смотрите какой! Прямо величественный, — глаза у Володи горят в полумраке, как будто над ними уже поработал киношный мастер спецэффектов. — Картошку сюда недавно таскали, — тут же снижает пафос мой собеседник, кивая на заготовленные на зиму припасы в углу.

Сложенные из дикого камня и частично оштукатуренные стены исписаны поколениями заготовителей картошки: 2007 год, 1985-й, а тут уже и не разобрать какой. Кажется, подвал — культовое место для студентов-лесотехников. Дальняя часть погреба оборудована под бомбоубежище.

— Может, у вас и привидения есть?

— Я не видел, но говорят, что иногда появляется ночью фигура мужчины в цилиндре, — скептически посмеивается Володя. — Вроде как сам граф Воронин, который был тут хозяином в XIX веке. Загадочная личность. Нам в музее рассказывали.

— Действительно загадочная, — признается преподаватель истории Людмила Онищук, показывая портрет бывшего хозяина замка в музее. — Был внебрачным сыном какого-то дворянина из Курской губернии. Где учился — неизвестно. Долго служил тайным советником киевского генерал-губернатора. На какие средства в 1866 году купил этот замок с 4 500 десятинами окрестных земель, вообще непонятно. Человеком был довольно скупым, с крестьянами постоянно судился за какие-то клочки земли. А перед смертью вдруг завещал Белокриницкое имение и капитал в сумме 180 тысяч рублей «в интересах народа» на создание сельскохозяйственного учебного заведения. Как ни крути, а вклад в просвещение края сделал огромный.

Будущий лесник Володя Гермак пользуется наследием загадочного графа с удовольствием и не без выгоды. Говорит, специально приехал из Кировограда, поскольку это лучший в Украине колледж лесного профиля. Отсюда ему открыта дорога во Львовский лесотехнический университет или на приличную работу в одно из лесничеств — не самых бедных в Украине организаций.

Римский след

Инженер-строитель Кременецко-Почаевского государственного историко-культурного заповедника Антон Лубяницкий, он же Антонио, — личность весьма разносторонняя. Сразу в трех рок-группах играет на гитаре тяжелую музыку в стилях стоунер, хеви-метал и трэш. Участвует в постановках любительского театра. Ветеран Майдана: 20 февраля на Институтской чудом выжил после двух снайперских пуль.

Архитектор-реставратор по образованию. И лучший на сегодня специалист по фортификациям Кременца. Это с ним мы гоняли по виртуальному Кременецкому замку, восстановленному в 3D-версии на его компьютере. Теперь идем по настоящему. Точнее, по его руинам. — Вот смотрите, мы вошли через остатки центральной башни Черлены, самой древней, XIV века. Сначала она была проездной, подъезд к ней шел прямо по хребту. Но с развитием полевой артиллерии появилась опасность, что подвезут пушку и расстреляют ворота прямой наводкой. Тогда придумали хитрость. Построили сбоку вот эту новую Надвратную башню над обрывом, а подъезд сделали по мосту вдоль стены с поворотом внутрь под прямым углом. То есть подкатить пушку стало невозможно, а достать выстрелом с соседней горы тогда еще не могли.

Реконструкцию внешнего вида замка Антон, сын первого директора заповедника, выбрал темой своего магистерского диплома во Львовском университете. Ознакомившись с документацией, понял, что тема совершенно не проработана, поскольку графических изображений замка не осталось. Проштудировав сохранившиеся описания XVI века и материалы исследователей, создал чертежи, макет, а затем и 3D-модель. Гордится, что его реконструкция — первая. Но не забывает и о вкладе предшественников.

— Вот этот фрагмент стены, не относящийся к основному замку, раскопала в 1974 году экспедиция знаменитой Евгении Пламеницкой. Назвала его «римской трехстенной башней». Датировала не позже IX века, а по самым смелым предположениям — IV-V веками. Звучит фантастически, но, возможно, изначально здесь был древнеримский форт.

Экскурсии по замку Антон проводит редко. Если и случается, то больше всего любит развенчивать популярные городские байки, которые часто слышит здесь от гидов. Самым большим количеством легенд в Кременце обросла польская королева Бона Сфорца, итальянка по происхождению, которой замок принадлежал в XVI веке. Не зря же замковая гора носит ее имя. Хотя историки в один голос утверждают, что в Кременце она ни разу не была, по городу упорно гуляют легенды с подробностями ее беспутной жизни в замке. Королеве приписывают крайнюю распущенность, дьявольские обряды с купанием в крови невинных девушек и связь с нечистой силой, которая спасла ее при падении в пропасть с подвесного моста. Последний пункт особенно веселит Антона. — Якобы Бона построила кожаный подвесной мост из замка на гору Черче, с которого сама же и свалилась. Вы видите, какое расстояние до горы? Тут даже сопромат знать не нужно, чтобы сказать, что никакого подвесного моста в те времена быть не могло. Но чем более бредовая легенда, тем больше туристам нравится.

Польский дух

— Центр Кременца надо менять, — решительно заявляет Лубяницкий, когда мы спускаемся с замковой горы и оказываемся в окружении барочных храмов и барачных пятиэтажек. — Потребности современного города сильно отличаются от советских.

Антон уже подготовил эскиз проекта реконструкции площади, разместив на спускающихся от главного храма террасах городской культурный центр и новый краеведческий музей. Он уверен, что реализовать проект не так уж и сложно. В качестве примера советует заглянуть в местный музей Юлиуша Словацкого, который за два года создали польские специалисты почти с нуля. Теперь в Кременец чередой едут автобусы с туристами из Польши. — Для поляков это такой же гений и пророк, как для нас Шевченко, — просвещает меня старший научный сотрудник музея Алина Шульга. Сама она значимость этой фигуры оценила, когда училась на факультете полонистики в Ягеллонском университете. — Юлиуш родился в Кременце, в семье преподавателя риторики, провел тут детство и юность, окончил первый класс Волынской гимназии. В этом доме жил с 1809 по 1811 годы. Почти вся нынешняя обстановка тут бутафорская, но в стиле эпохи. Только вот эта вышивка, возможно, сделана руками матери Словацкого, а эту картину «Мглистое утро над морем» он упоминает в письмах.

Символом духа, чести и славы Польши Юлиуш Словацкий стал после Ноябрьского восстания 1830 года против Российской империи. Восстание было подавлено, поэту пришлось бежать за границу и всю оставшуюся жизнь творить в эмиграции. Впрочем, значительная часть его творчества посвящена Украине, которую он всегда отделял от Польши и России и которой пророчил собственное будущее.

Древнегреческое будущее

— «Волынскими Афинами» Кременец назвал когда-то министр образования Российской империи.

И это не просто аллегория, — убежден Александр Соловей, доцент кафедры общественных дисциплин. — На всей Правобережной Украине не было лучшего учебного заведения. Образование было комплексным, университетским. Уровень профессуры — очень высоким. Акцент делался на патриотическом воспитании. Здесь готовили новое поколение к борьбе за независимость Польши. Это и послужило поводом к закрытию заведения после поражения польского восстания. России нужно было создавать собственные просветительские центры.

Мы неспешно прохаживаемся по коридорам иезуитского коллегиума — самого старого корпуса нынешней Кременецкой гуманитарно-педагогической академии им. Шевченко. Слышится церковное песнопение — корпус прилегает к красивому барочному Преображенскому собору, в котором как раз идет служба. Собор был построен в 1730-х годах орденом иезуитов одновременно с монастырем и учебными корпусами. С тех пор он стал вторым после замка символом города. Наработки польских просветителей не пропали даром. Лицей перевели в Киев вместе с преподавателями и создали на его базе Университет Св. Владимира, нынешний Киевский национальный университет им. Шевченко. Умудрились перевезти не только всю библиотеку и научные материалы, но даже ботанический сад! Акклиматизированные в Кременце экзотические растения из разных уголков мира стали основой киевского ботсада им. Фомина. В прошлом году там зацвела перевезенная из Кременца 200-летняя австралийская пальма ливистона, одна из старейших пальм в Европе. — В будущем я вижу Кременец академическим городком, каким он был когда-то, — то ли прогнозирует, то ли мечтает длинноволосый магистр замковых наук Антон Лубяницкий. — Почему бы Кременцу не стать Оксфордом или Кембриджем?

Мы сидим за столиком в атмосферной кофейне, примостившейся справа от коллегиума. Пьем кофе, приготовленный по-львовски, в турке. За соседний столик присаживается компания студентов. Явно завсегдатаи: по-свойски здороваются и о чем-то переговариваются с хозяином. Достают свои конспекты, раскладывают между чашек книжки, что-то обсуждают из программы. Живо представляю себе аналогичную картинку на фоне британского пейзажа, пытаюсь найти десять отличий и не могу. В конце концов, что такое этот Оксфорд? В переводе с английского всего лишь Бычий брод.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)