Новости Запорожья и в Украине

ТРУД ВМЕСТО МОЛОДОСТИ: угрозы для молодежи на рынке труда

14 Август 2016

Комментарии

0
 Август 14, 2016
 0

Категория Экономика

Молодежь по всему миру вынуждены буквально бороться за достойную работу. Стороне тренда и Украины, хотя и со своими, порой парадоксальными, тенденциями. В чем наши особые проблемы и как их преодолеть?

Защищенные или бесправные?

Усиленная защита молодежи в социально-трудовых отношениях негативно воспринимается в эпоху рыночных реформ и дерегуляции. Наниматели неохотно берут на работу молодежь (в частности через установленные законом удлиненные отпуска) и всячески пытаются настроить других работников против этой категории. Однако Международная организация труда (МОТ) настаивает на том, что этот вопрос особенно важен, тем более в плоскости охраны труда: «это вопрос не только о правах и моральные обязательства, но и о производительности и развитие». Эксперты МОТ признают, что дифференцированный подход к труду молодежи является оправданным. Молодые люди менее опытные и уязвимее для эксплуатации, и они испытывают вероятно больший вред на производстве, чем старшие [ILO].

Нередко можно услышать, что антидискриминация молодежи дискриминирует всех остальных работников. Мол, преимущества получает не тот, кто лучше работает, а тот, кто младше. Другие высказывают мнение, что значительное количество особых норм «не обеспечивает для них (молодых — ред.) Равенства возможностей, наоборот — способствует дискриминации» — осознавая, расходы влечет за собой наем молодых, работодатели просто их не брать на работу (тем более, что государство не предоставляет никакой компенсации) [Сахарук 2013]. Ориентация на «немедленную выгоду» не позволяет бизнесменам понять, что позитивная дискриминация способствует сохранению трудового потенциала на будущее, а заинтересованность владельцев производства в быстром обогащении противоречит целям устойчивого развития. Конечно, законы у нас должны далекое отношение к практике: именно владелец определяет, какими правами могут воспользоваться наемные рабочие.

Так, работодатели не совсем искренни, когда прибегают к подобной аргументации, ведь заинтересованы лишь в том, чтобы свести к минимуму собственные расходы. Поэтому у них всегда будут претензии по «неоправданного» защиты, когда речь идет о каких-либо, кто имеет низкую конкурентоспособность на рынке труда. Молодые работники считаются менее производительными, но в то же время они имеют ряд преимуществ перед семейными работниками.

Глобальные тренды: чрезмерная образованность, выше безработица, прекаризация

Для всего мира характерны следующие тенденции:

  • Привлечение молодежи к нестабильной прекарный труда;
  • Работа молодежи по специальности низкой квалификации по сравнению с полученным образованием;
  • Высокий уровень официальной безработицы, чем среди других групп населения.

Образованность современных работников растет, однако шансы найти работу — нет. В развивающихся странах, до 75% молодых людей имеют нерегулярную работу, а 90% работают в неформальном секторе. Переход от обучения к стабильной работе в среднем требует 19 месяцев [ILO, 2015].

Распространенным явлением стала «недобровольная временная работа»: краткосрочный контракт и неполный рабочий день, потому что так решил наниматель. В большинстве европейских стран наблюдается тенденция к росту временной работы среди молодежи. Средний показатель по ЕС показывает увеличение с 40% в 2005 году до 43,3% в 2014 году (в Украине применения краткосрочных договоров не очень распространено, зато распространены вообще оформленные трудовые отношения).

Смягчение эффектов безработицы

Отдельным вопросом является поддержка молодежи в период безработицы. Как отмечают специалисты МОТ, в большинстве государств работники должны платить взносы в течение периода от шести до 12 месяцев, прежде чем они получат право на пособие по безработице. Таковы условия получения помощи и в нашей стране (с 2016 года ее минимальный объем — 544 грн). «Это требование может играть в ущерб молодым людям, которые часто сталкиваются с нерегулярной занятостью», — указывают исследователи. Положительный пример подала Франция — она уменьшила период выплаты взносов с 6 до 4 месяцев в 2009 году (по данным Всемирного банка, меньший срок предусмотрено в немногих странах: в Греции — тоже 4 месяца, в Исландии — 3 месяца, а в Великобритании и Норвегии 0 месяцев [Doing Business, 2015]).

Другая стратегия заключается в том, чтобы разработать отдельные условия получения помощи по безработице для временных или сезонных работников. В Аргентине, например, временные работники должны отработать 90 дней (13 недель) в течение 12 месяцев.

Однако в европейских профсоюзах распространенный скепсис относительно реформ, которые улучшают положение безработных. Мол, эта «анестезия» уменьшает недовольство безработицей как таковым.

Активная роль государства способствует молодежи

Показатели молодежной безработицы ниже в тех странах, где государства проявляют активность в экономике в целом. Примером страны, которая осуществила политику, нацеленную на создание рабочих мест, называют Словению. Среди мероприятий следует упомянуть следующие: посредничество в поиске работы, профессиональная ориентация молодых участников рынка труда и безработных, стимулирование малого бизнеса, стажировки и программы занятости локального уровня [ILO, 2005].

Инновационные сектора, такие как информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), существенно ускоряют рост количества рабочих мест. Тем более, молодежь охотно идет в эту сферу. Гонконг (Китай), Индия, Республика Корея и Малайзия инвестировали в свое время в инфраструктуру и коммунальные услуги для создания рабочих мест в сфере ИКТ. Как отмечает норвежский экономист Эрик Райнерт, отдельные страны «третьего мира», действовали вопреки неолиберальным рекомендациям, сумели выйти на новый технологический уровень.

«Поразительный экономическое развитие Китая, Индии и Южной Кореи считают пример успеха глобализации», — пишет автор и добавляет, что все они в течение 50 лет придерживались политики, от которой Всемирный банк и МВФ рекомендует отказываться бедным странам [Райнерт, 2014].

Существует связь между бюджетной экономией и молодежной незанятостью. Констатировано негативный эффект программ «жесткой экономии», в частности в пяти странах — Ирландии, Греции, Португалии, Испании и Италии. Эмпирические исследования показали, что рост уровня безработицы среди молодежи между 2009 и 2011 годами происходило быстрее в странах, которые ввели жесткие меры в финансовой сфере.

Украина: тяжелые времена, неопределенное будущее

Свет на проблемы украинской молодежи пролило исследования «Переход на рынок труда молодежи Украины» (2014), подготовленное под руководством Эллы Либановой [Либанова, 2014].

Показатель официальной безработицы у нас всегда был ниже, чем в других европейских странах (хотя, как и везде, среди молодежи процент безработных выше). Если подходить формально, то многие считаются занятыми или не могут претендовать на статус безработного. До 1992 года «открытое безработицы в Украине не существовало как социальный феномен». Молодежь гарантированно трудоустраивалась в реальном секторе экономики.

Нынешнее состояние безработицы объясняется, в частности, несогласованностью образования и потребностями рынка труда. Проблему затруднено сочетанием двух факторов:

  1. недостаточная эффективность государственной политики по соблюдению стандартов социально-трудовых отношений, профессиональной ориентации и социальной поддержки молодежи с низкой квалификацией, системы образования и подготовки кадров, а также развития предпринимательства;
  2. молодые люди в решении собственных проблем в значительной степени ориентированы на помощь «третьих лиц» (родителей, друзей, государства).

Впрочем, отметим, что надежды на государство признается вполне законным в западных странах.

По данным МОТ, 75% молодежи в 2012-2013 годах работали в сфере услуг [ILO, 2015]. Большинство молодых работников привлечены к работе на условиях «уязвимой занятости» (vulnerable employment). Речь идет о работе, которая невысоко оплачивается и сопровождается другими сложными условиями. Не вызывает оптимизма и будущее, которое социологи описывают для нынешней молодежи: поколение, рожденное после 2000 года, не сможет полноценно заменить нынешних молодых работников 15-29-летнего возраста (разница между ними в 1,5 раза). Таких лиц примерно 10 млн. Звучат опасения, что эта молодежь через 15 лет попадет в сложную ситуацию, если производительность труда не будет существенно повышен.

Образованные официанты и неквалифицированная элита

85,7% молодежи в Украине являются наемными работниками. Более 17,4% студентов и учащихся работают. «Для этого существуют определенные законодательные предпосылки: украинское законодательство защищает право сотрудников предприятий и организаций учиться», — сказано в исследовании. Прогнозируется рост этой категории работников (включая, в частности, тенденцию к коммерциализации образования). Получать второе высшее образование тем, кто работает, как показывает практика, достаточно проблематично. Нынешняя кадровая политика противоречит концепции обучения в течение всей жизни. Ситуация может еще ухудшиться с принятием нового Трудового кодекса: если работник получает второе высшее образование, то ему гарантировано отпуск исключительно в случае если его направил на обучение работодатель (о ТК мы расскажем отдельно).

Для украинского рынка труда характерно явление «чрезмерной образованности» (overeducation). В 2002 году Украина установила рекорд в Европе: 38,3% молодых людей были «слишком образованными» для работы, которую они выполняли. Это стало возможным в условиях разрушения промышленного потенциала и относительной доступности образования (а значит имеется искривление не исчезнет без создания предпосылок для развития сбалансированной экономики). Если говорить о сферах, где привлечены работники с недостаточным уровнем образования, то речь идет прежде всего о законодателей, высших госслужащих, менеджеров (13,1%).

Социальные гарантии: нарушающих чаще всего?

Интересно распределение молодых работников за доступом к социальным гарантиям. Согласно опросам, 64,3% могут воспользоваться правом на ежегодный оплачиваемый отпуск. Вместе с тем, 93,8% не могут рассчитывать, что работодатель будет оплачивать аренду жилья. 13,1% молодых людей не знали, платит за них владелец взносы на соцстрахование. В 21% молодежи продолжительность рабочей недели — 50 и более часов. 40-часовая рабочая неделя доступен для 61,4% молодежи. Нашлось место и для парадоксов, которые, однако, можно понять: 57,1% молодежи вовлечены в неформального сектора, хотя большинство из них довольны своей работой (78,3%). Особенностью отечественного рынка труда является то, что 80,2% работают на неформальных рабочих местах в формальном секторе, то есть не имеют гарантий, хотя и заняты на официально зарегистрированных предприятиях. Поэтому в Украине сформировалось искаженное представление о том, что такое приемлемая занятость.

Наконец, учитывая объемы «неформальной занятости молодежи, сконцентрированной на микропредприятиях и домашних хозяйствах», авторы исследования дают рекомендацию принять «меры для усиления государственного наблюдения за регистрацией предпринимательской деятельности, рабочих мест и работников на рабочих местах» [Либанова, 2014]. Однако ситуация развивалась в обратном направлении: в июля 2014 года был введен мораторий на проверки инспекциями по труду.

Супер-мотивация как проблема

Украинская молодежь соглашается принимать как начальные неудовлетворительные условия занятости. Готовность молодых людей к чрезмерной эксплуатации является признанным фактом. Они мало интересуются регулированием и принимают на веру ценности рыночной экономики в их максималистски выражении: «больше работаешь — больше зарабатываешь». В Киеве известны случаи, когда молодые люди работают по 20 и даже по 30 часов без перерывов, то есть более суток! Молодежь нередко завышает в опросах уровень своего благосостояния. Немало молодых людей сейчас начинают свой путь без каких-либо гарантий; это закладывает основы для правового нигилизма. Высокая мотивация юного поколения является похвальной, однако в условиях социальной безответственности бизнеса это не приведет к росту производительности экономики. Есть и риск консервации соцстандартов на самом низком уровне в Европе.

Особенности правового статуса

С юридической точки зрения важно, что в Украине нет унифицированного понятия «молодежь» [Охота, 2014]. Кодекс законов Украины о труде содержит разделы «Труд молодежи» и «Льготы для работников, совмещающих работу с обучением». Разрешается прием на работу лиц с 16 лет, а с согласия одного из родителей — с 15 лет. С целью подготовки к будущей работы допускается привлечение к «легкой работы» с 14 лет (статья 188 КЗоТ).

Молодые работники пользуются рядом дополнительных льгот:

  • Предоставление первого рабочего места для выпускников вузов или ПТУ;
  • Увольнение работников в возрасте до 18 лет по инициативе собственника допускается только с согласия службы по делам детей;
  • Освобождение несовершеннолетних на основании сокращения штата допустимо только с предоставлением нового рабочего места;
  • Сокращается рабочая неделя (для лиц от 16 до 18 лет — 36 часов в неделю);
  • Для несовершеннолетних и выпускников учебных заведений не устанавливается испытание;
  • Снижаются нормы выработки;
  • Лица в возрасте до 21 года проходят ежегодный медосмотр;
  • Удлиненная отпуск для несовершеннолетних (31 день) и дополнительная для лиц, совмещающих работу с обучением;
  • Подросткам и студентам может быть предоставлен отпуск полной продолжительности еще до завершения 6-месячного непрерывного стажа работы.

Можно предположить, что в младших работников меньше шансов «удержаться» по сокращению штата: прежде всего освобождают тех, кто имеет меньше непрерывный стаж у работодателя и тех, кто не имеет детей (статья 42 КЗоТ).

В целом наше регулирование выгодно отличается от зарубежного, ведь в некоторых европейских странах ряд базовых гарантий становятся доступными только при условии значительного опыта работы на определенного работодателя. Во Франции право на выходное пособие возникает только в случае, если работник отработал не менее год на этого работодателя. Законодательство США позволяет выплачивать лицам в возрасте до 20-ти лет и студентам зарплату меньше минимальной.

Политика (не) занятости

Как свидетельствуют данные Всемирного банка, Украина относится к странам, где действуют стимулы для найма лиц в возрасте до 25 лет. Судить об эффективности государственной политики, направленной на поддержку создания рабочих мест для молодежи, сложно, ведь долгое время эти программы не финансировались. Несмотря на множество актов в сфере занятости, эффективность деятельности государства оценивается как «недостаточно высока» [Либанова, 2014].

В 2004 году был принят закон «Об обеспечении молодежи, получившей высшее или профессионально-техническое образование, первым рабочим местом с предоставлением дотации работодателю». Он предусматривал выплату дотаций объемом как одна зарплата. За период 2006-2011 годов действие закона приостанавливали четыре раза. Наибольшее количество выпускников было трудоустроено 2010: 2713 человек получили работу, государство на это потратила 19734000 грн (примерно 7273 грн на одного человека). Эксперты Национального института стратегических исследований (НИСИ) открыто признают, что механизм приобрел незначительной эффективности не из-за несовершенства механизма, а по причине регулярного приостановлении действия этого закона.

На смену дотациям пришла другая форма поддержки предпринимателей, предусмотрена Законом «О занятости населения», заработавший с 2013 года. Работодателю предоставляется 50% компенсация суммы единого социального взноса, представляется сомнительным с точки зрения эффективности стимулирования работодателей: на сегодня стоимость создания нового рабочего места значительно превышает такие выплаты и налоговые льготы [НИСИ, 2012].

Посмотрим, как материально обеспечивались новые предусмотренные законом возможности в законах о Госбюджете.

В 2013 году Минсоцполитики выделило 25 млн грн. по программе «Предоставление работодателям дотаций и компенсации для обеспечения молодежи первым рабочим местом».
В 2014, 2015 и 2016 годах соответствующих статей расходов нет.

По состоянию на начало 2016 на новые рабочие места с компенсацией работодателю затрат ЕСВ трудоустроено 14 тыс. безработных и 9,3 тыс. человек, получили новые рабочие места в приоритетных видах экономической деятельности. Такую информацию предоставляют в Минсоцполитики [Украина Молодая, 2016]. Это учитывая, что в Украине зарегистрировано 416,4 тыс. безработных.

Таким образом, государство не выполняет даже свои ограниченные обязательства. Молодых людей поставлено в условия, когда работа в теневой сфере выглядит не таким уж плохим выбором. В то же время почти в неизменном виде продолжает действовать статья 197 КЗоТ, предусматривает предоставление молодым специалистам в возрасте 15-28 лет работы по специальности на период не менее трех лет. Тем более, значение такой формы поддержки, как компенсация ЕСВ, теряет ценность ввиду уменьшения объема взноса вдвое.

Нововведения в форме стажировки создает риски «бесплатного использования рабочей силы молодежи» (статья 29 закона о занятости). К таким выводам приходят эксперты НИСИ: «недобросовестные работодатель нанимать каждые полгода лицо с целью обеспечения стажировки, придавая ей работу, за которую человек не будет получать вознаграждение на вполне легальных основаниях». Негативные последствия они прогнозировали, ссылаясь на опыт Казахстана [НИСИ, 2012]. Насколько подтвердились эти опасения, пока неизвестно. Однако Министерство социальной политики Украины работает над инициативами, которые превратят стажировку на более удобный инструмент эксплуатации. Предлагалось снять ограничения на увольнение стажеров, включая беременными женщинами [Социальное движение, в 2015].

Трудовой кодекс

Существенных изменений может понести регулирования труда молодежи с принятием нового Трудового кодекса (№1658). Новация заключается в том, что стороной трудовых отношений могут быть лица в возрасте до 14 лет, если их привлекают к созданию произведений искусства. Опасения отдельных специалистов вызывает то, что минимальный возраст для такой работы не прописано вообще, это может вступить в противоречие с нормами МОТ. Несовершеннолетних сотрудников СМИ и других творческих работников можно привлекать к работе ночью, в выходные и сверхурочно (статья 302 ТК).

Статья 219 действующего КЗоТ обязывает владельца оплачивать работникам, обучающимся в вузах с вечерней и заочной формами обучения, 50% стоимости проезда в учебное заведение и обратно на установочные занятия, для выполнения лабораторных работ и сдачи зачетов и экзаменов. В проекте этой гарантии нет.

Изъят раздел «Льготы для работников, совмещающих работу с обучением», его остатки «разнесены» в разные части кодекса. Отныне речь идет только о повышении квалификации и переподготовку профессиональной направленности, что будет осуществляться «с учетом потребностей работодателя». Предусмотрено, что лицо, пройдет обучение за средства работодателя, не сможет освободиться в течение определенного периода времени даже при ухудшении условий труда.

Однозначное ограничение прав молодежи закреплено в статье 190 ТК «Работникам с высшим образованием, которые намерены получить следующую высшее образование, дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется только в случае их направления на обучение работодателем». Таким образом, проект ТК видит ценности в обучении как таковом: оно должно быть полностью подчинено краткосрочным интересам работодателя.

В то же время пространство реализации свободы труда сужается: несовершеннолетние не могут работать по совместительству и направляться в командировки. Им также запрещено работать в фармацевтической сфере, в частности, транспортировать медикаменты (статья 296 проекта).

От испытательного срока освобождаются только те выпускники, которые впервые становятся не просто к работе, а к работе по полученной профессии (ст.47 ТК). Вообще есть основания утверждать, что к таким формам отношений, как работа на условиях испытательного срока (освобождение за 3 дня) и срочные договоры на срок до 2 месяцев (освобождение за 1 проступок), будет привлекаться молодое поколение. В обоих случаях разрешается увольнение без согласия профсоюза и выплаты выходного пособия. В некоторых странах создают препятствия эксплуатации работников. Например, для предотвращения злоупотребления испытательным сроком, он разрешается только в некоторых профессиях (например, для простой работы он не нужен). В контексте срочных договоров можно установить требование оплачивать такие отношения по крайней мере на уровне в 1,5 раза выше, чем стандартные соглашения, это сделает их менее выгодными экономически. Во Франции с 2013 года введен схожий подход: краткосрочные контракты повышают отчисления работодателей на соцстрахование.

Выводы и рекомендации

Экономика Украины могла бы быть более продуктивной, если бы государство направило усилия на раскрытие продуктивного потенциала молодежи. Государство должно играть более активную роль в экономике, и создавая рабочие места в государственном секторе, и поощряя предпринимателей с помощью стимулов в перспективных отраслях (путем дотации объемом ½ зарплаты, например).

«Положительный эффект от государственных инвестиций в области занятости молодежи может быть усилен обеспечением того, чтобы молодые работники имели необходимые навыки. В этом смысле связывания инвестиций в инфраструктуру с политикой на рынке труда будет способствовать росту количества и качества рабочих мест для молодежи»[Либанова, 2014].

Установление соответствия между образованием и трудоустройством невозможно без государственного планирования и прогнозирования. Полагаться исключительно на волю рынка здесь невозможно, ведь настроения бизнеса довольно непредсказуемы.

Необходимо стимулировать молодежь к выходу из «теневого сектора». Установка дополнительных социально-экономических выгод, таких как перспектива получения арендного жилья, большей выходного пособия и высшего доплаты, была бы убедительным аргументом в пользу заключения официального трудового договора. В бюджетной сфере обещанные стимулы для молодежи так и не заработали полноценно из-за нехватки финансов (в том числе предоставление жилья специалистам, которые пошли работать в село). Программы занятости молодежи должны финансироваться по приоритетному принципу. Предоставление первого рабочего места превратилось в формальность. Государство не создает рабочих мест, а предприниматели игнорируют обязательства. Вместе с тем не было создано новых механизмов, которые бы способствовали трудоустройству молодежи (предусмотрено новым законом «стажировка» содержит риски для молодых).

Надо не сужать, а наоборот расширять трудовые права молодежи и усиливать контроль за соблюдением норм. Это препятствовало бы сверхэксплуатации нового поколения работников. Ряд гарантий, доступных для несовершеннолетних, следует распространять на лиц в возрасте до 21 года, ведь все больше студентов вынуждены работать. Прежде всего, для таких работников отпуск должен быть минимум 30 дней. Должно быть закреплено минимальное время перерыва для молодых людей — 1 час. Штрафы за нарушение прав несовершеннолетних должны быть выше, ведь эта категория работников менее знакома с трудовыми правами. Срок предупреждения об увольнении на испытательном сроке должно быть дифференцированным: 3 дня за испытания сроком 1 месяц, две недели — за испытание 2 месяца, месяц — при испытании 3 месяца. Это предотвратит установлению неоправданно длительных испытательных сроков. Срочные договоры должны стать экономически невыгодными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)