Крайние меры

Проблема невыплаты долговПри полнейшей невозможности обслуживания кредита залоговое имущество, конечно же, можно попытаться продать самому либо отдать на реализацию банку. Но, учитывая сегодняшние реалии, освободиться от кредитной кабалы окончательно в этом случае может и не получиться. Ведь большинство валютных кредитов выдавались на пике цен на недвижимость. Поэтому, если в том же Хмельницком в 2007 году двухкомнатная квартира стоила $ 45 тыс., то сейчас — около $ 20 тыс.

«Когда мы отказались платить кредит, банк предложил нам реализовать нашу квартиру. Но проблема в том, что мы всё равно останемся должны банку, — сетует Федорук. — Когда мы с мужем покупали квартиру, нам не хватало официальной зарплаты. Банк сам «дорисовал» наши доходы. Вот теперь пусть что хотят, то и делают. Доплачивать мы не будем».

К слову, в самих банках также не заинтересованы в продаже залоговых квартир.

«Проблему с невыплатой кредитов заёмщиков нужно решать путём проведения реструктуризации долгов. Это единственно правильный выход в этой ситуации. Банкам невыгодно заниматься судебными тяжбами, оценкой и реализацией имущества. Это влечёт большие человеческие и финансовые затраты. Например, если квартира не была продана с торгов, то банк должен забрать её себе и поставить на баланс. При этом возникает обязательство по уплате НДС», — объясняет адвокат Андрей Верба.

Особенно много, по словам экспертов, проблем с квартирами, кредиты на которые выдавались на пике стоимости недвижимости с минимальным первоначальным взносом. Учитывая резкое падение цен на квартиры, продажа такого жилья попросту убыточна для банков.

«Я считаю, что если заёмщик отдал квартиру банку, последний должен принять её и ничего больше не требовать либо рефинансировать валютные кредиты по курсу 8 грн за $ 1. Деньги, которые банки выдали в качестве кредита по курсу 5-8 грн за $ 1, они уже давно вернули», — говорит Виталий, сотрудник одного из киевских финучреждений.

Ведь тогда, отмечает Виталий, банки могут столкнуться с массовым отказом от квартир, в первую очередь в Восточной Украине — Донецке, Луганске, Краматорске, Славянске и др. Впрочем, существует и другое мнение.

Некоторые эксперты считают, что банки, наоборот, лоббируют вопросы, связанные с возможностью изымать залоговое имущество. И здесь им здорово сыграл на руку МВФ. В конце августа он потребовал от украинской власти отменить мораторий на взыскание банками залогового имущества, введение которого в своё время, по словам юристов, привело к увеличению портфеля проблемных кредитов в несколько раз.

«Отмена моратория чревата активной, возможно, даже агрессивной позицией банков в отношении проблемных активов. В таком случае нас ждёт волна исков в суд со стороны банков об обращении взыскания на предмет ипотеки, реализации залогов в принудительном порядке посредством публичных торгов. А с учётом того, что внедрённые недавно электронные торги хорошо себя показали в вопросах реализации имущества, его продажа будет проходить в более сжатые сроки, нежели ранее», — считает Курило.

Впрочем, как заметил её коллега Игорь Опадчий, партнёр юридической фирмы U&G Partners, несмотря на то что очередной транш МВФ Украине жизненно необходим, парламент мораторий на взыскание залогового имущества может и не снять.

«Перед выборами Верховная Рада не склонна принимать решения, которые ударят по интересам многих избирателей. Так что принятие или непринятие решения об отмене моратория будет результатом работы правительства со всеми фракциями парламента», — говорит эксперт.