vooruzhenieНынешний конфликт с РФ, который, несомненно, является заключительным актом развала Российско-советской империи и формирования действительно независимой Украины, принесет кардинальные изменения в оборонно-промышленную сферу нашей страны. Принудительная очистка от старых имперских связей заставит многие предприятия украинского ОПК начать процесс модернизации, поиск новых партнеров, инвесторов, кооперационных связей и рынков сбыта. Понятно, что ломка будет нелегкой. Но другого выхода нет.

Куда податься

Фактическое отсутствие гособоронзаказа на протяжении последних 23 лет сформировало нездоровое соотношение между внутренними (около 3%) и экспортными оружейными проектами. Но из-за войны с Россией сейчас приоритеты отечественной «оборонки» резко меняются. Вместо исключительно экспортной ориентации она перенацеливается на массовое переоснащение своей армии. Такое в истории Украины случается впервые и, несомненно, повлечет за собой значительные изменения в архитектуре ОПК. В том числе потребует резкого наращивания производственных мощностей, усиления кадров и технологической модернизации. Хорошая новость состоит в том, что украинская «оборонка» фактически во всех сегментах имеет уже готовые решения: в большинстве своем они разрабатывались для экспортных проектов, но сейчас, после доработки, поступят в войска.

На мировом рынке Украина постоянно предлагает новинки, которые на фоне зарубежных конкурентов смотрятся очень пристойно. Например, получившие великолепную рекламу в ходе АТО БТР-ЗЕ1 и БТР-4, танки «Оплот» и «Булат», противотанковые ракетные комплексы «Скиф», управляемые ракеты Falarick 90, бронеавтомобили «КрАЗ-MPV Shrek One » и военно-транспортный самолет Ан-70. Проблема в том, что зарубежные покупатели обычно весьма неохотно берут те образцы, которых не имеет армия страны-производителя. Оборона — не та сфера, где предпочитают экзотику.

Постановки на вооружение даже мелкой серии обычно бывает недостаточно, чтобы преодолеть сомнения. Логика проста: вскрыть и исправить недостатки массового продукта, находящегося в эксплуатации, гораздо легче, да и обеспечить сервис тоже. Так что рост украинского оборонзаказа будет иметь позитивный побочный эффект и в экспортной сфере.

В последние годы, несмотря на внешне высокие показатели (мы стабильно входим в десятку мировых лидеров экспорта оружия), внутри системы явно наблюдались кризисные моменты. Реформирования требует не только производственная сфера (хотя и здесь широкий фронт работ), но также менеджмент, маркетинговые службы и отношения государства с производителями. Ни реальной стратегии развития ОПК, ни планов продвижения его продукции у нас нет. Между тем «гражданские» маркетинговые решения вроде прогнозирования спроса и анализа покупательских предпочтений с целью такого прогнозирования вполне применимы в этой сфере.
Государство должно выработать новую модель отношений со стратегическими производствами, находящимися в частной собственности. Деньги не имеют национальности, но национальные интересы лежат в основе работы ОПК, и это противоречие требует приемлемого решения. Недавнее фрондерство владельцев завязанных на российские контракты предприятий обусловлено, в частности, и тем, что до сих пор оно не было найдено.

В области ОПК, как и в любой другой сфере экономики, возможность опереться на собственные силы представляется все более ограниченной. Разработчики и изготовители вооружений, хоть и менее охотно, нежели в гражданских сферах, идут по пути интеграции производственных комплексов, создания совместных предприятий и международных консорциумов. Украина достигла определенных успехов в кооперации с польскими, израильскими, американскими, чешскими, французскими и рядом других партнеров, однако это сотрудничество пока имеет весьма скромные масштабы. Тем не менее шансы на то, что хорошо оснащенные армии вроде американской или немецкой станут сколько-нибудь серьезными покупателями украинской продукции, изготовленной вне рамок такого сотрудничества, крайне малы даже в случае установления союзнических отношений. Зато весьма многообещающей выглядит роль субподрядчика.