kolomojskijСовладелец группы «Приват», губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский со своими приближенными вбросил в информационное поле пробный шар, причем взрывоопасный: заявил о необходимости национализации крупных активов, приватизированных либо переданных в управление при экс-президенте Викторе Януковиче. Под прицелом оказались предприятия из сферы интересов Рината Ахметова («Укртелеком», «Днепроэнерго», «Днепрооблэнерго», «Западэнерго») и Дмитрия Фирташа (облгазы, 49% Запорожского титаномагниевого комбината, «Сумыхимпром»; последний, правда, не приватизирован, но управляется менеджментом Фирташа).

Сам Коломойский не считает себя автором этой затеи и утверждает, что у него нет интереса к упомянутым активам. «Я не собираюсь ничего ни у кого забирать или откусывать. Не я первый это сказал. Я слышал от лидеров Майдана, что все приватизированное при Януковиче будет возвращено государству», — сообщил он в интервью, которое появилось 13 июля на сайте «5 канала», подконтрольного президенту Петру Порошенко, с пометкой «неэфирное видео». Коломойский предлагает парламенту разработать и принять закон, который будет регламентировать процесс национализации. Саму же приватизацию времен Януковича губернатор Днепропетровщины и один из самых популярных ныне украинских политиков счел «некошерной».

В РФ в начале 2000-х был реализован сходный сценарий. Михаил Ходорковский был арестован в 2004 году и по итогам двух судебных процессов получил 10 лет и 10 месяцев за «финансовые злоупотребления», а активы его нефтяной компании «ЮКОС» были распроданы. В частности, мощности по добыче углеводородов и их первичной переработке составили основу госхолдинга «Роснефть», которому в Украине принадлежит Лисичанский НПЗ.

Глава холдинга «Медиа-Мост» Владимир Гусинский, основатель телеканала НТВ, провел в Бутырской тюрьме в июне 2000 года три дня, был освобожден под подписку о невыезде, но смог покинуть Россию и сейчас проживает в Испании. А НТВ теперь находится под контролем «Газпрома».

Бывший владелец ИД «Коммерсантъ», телекомпаний ОРТ и ТВ-6 Борис Березовский ушел из жизни в марте 2013 года в Великобритании. В РФ он был заочно осужден по обвинению в мошенничестве, отмывании денег и попытке насильственного захвата власти. Его медиаактивы частично перешли под контроль Алишера Усманова, а частично вернулись под управление государства.

Возможно ли такое в Украине?

«Раскулачивание» российских олигархов не могло идти без прямых указаний тамошнего президента. Коломойский главой государства не является.

«О возможной национализации, принудительном отчуждении частных предприятий власти даже не помышляют», — заверил один из правительственных советников. В украинском законодательстве принудительное отчуждение частной собственности с последующим полным возмещением ее стоимости предусмотрено Конституцией. Но — только в условиях военного или чрезвычайного положения. Правда, в ближайшее время в Конституцию будут вноситься изменения.

Премьер-министр Арсений Яценюк говорил о важности дальнейшей приватизации госимущества. Ведь наполнять государственный карман все сложнее. 17 июля Кабмин утвердил перечень из 164 предприятий, которые планируется продать до конца 2014 года. В список вошли все крупные энергогенерирую-щие компании (кроме НАЭК «Энергоатом»), пакеты акций облэнерго, оставшихся в госсобственности, ряд ТЭЦ, «Азовмаш» и Одесский припортовый завод. Номинальная стоимость акций всех этих активов составляет 3 млрд гривен, а рыночную Фонд госимущества оценил примерно в 15 млрд гривен.

Попытки отменить итоги приватизации Украина уже видела в 2005 году, после «оранжевой революции». Тогда в прессе появлялись разные варианты «черных списков реприватизации», куда входили «Криворожсталь», несколько горно-обогатительных комбинатов, Никопольский завод ферросплавов, Николаевский глиноземный завод — всего от 20 до 40 предприятий, якобы приватизированных в пользу окружения Леонида Кучмы. Реально же процедуру прошла только «Криворожсталь». В 2004-м ее купил консорциум «Инвестиционно-металлургический союз» Ахметова и Виктора Пинчука за 4,26 млрд гривен ($800 млн). Затем через суд сделку признали незаконной, и в октябре 2005-го комбинат купил британский бизнесмен индийского происхождения Лакшми Миттал за 24,2 млрд гривен ($4,8 млрд). Остальные объекты из списка никто не тронул, хотя по информации из источников, близких к группе «Приват», такие планы были, причем именно в интересах Коломойского.

Тогда Пинчуку и Ахметову деньги вернули. Сейчас казна пуста, а Коломойский говорит не о реприватизации, а о национализации. То есть повторная продажа не предусматривается.

Евгений Минченко, владелец российской компании Minchenko consulting, полагает, что в ближайшем будущем глава «Привата» может получить контроль над активами, которые его заинтересуют, и без национализации. Соответствующую модель днепропетровский губернатор использует на «Укрнафте», где государству принадлежит 50% + 1 акция, но управляют ею топ-менеджеры группы «Приват», которая сконцентрировала в своих руках более 40%. Ситуация, правда, может измениться в этом году, если руководство «Укрнафты» проведет собрание акционеров АО, на котором настаивает Кабмин, и согласует выплату госбюджету дивидендов в 1,3 млрд гривен.

Группа «Приват» контролирует и компанию «Бизнес-Инвест», по жалобе которой в середине июня был заблокирован конкурс по продаже 7,2% акций «Сумыхимпрома». Небольшой пакет Фонд госимущества пытался продать, чтобы «разогреть рынок».

Причины, которые побудили Коломойского заговорить о необходимости национализации, могут быть связаны вовсе не с его желанием ее пролоббировать. Совладелец «Привата» известен своим азартным отношением к жизни и бизнесу. «Коломойский — игрок. А игрок может делать шаг вперед, потом шаг назад… Он хочет, чтобы некоторые люди просыпались и приходили в ужас, вспоминая его», — отмечает Владимир Грановский, глава набсове-та Агентства гуманитарных технологий.

Сам же Коломойский, превратившись из непубличного олигарха в публичного чиновника, признает, что продолжает осваиваться в новой роли. «Я еще не привык быть звездой, но я этому быстро учусь», — признается он.