Михаил Радуцкий о коррупции в сфере медициныСфера здравоохранения в Украине одна из самых коррупционных. У вас есть полная картина происходящего в киевских больницах?

— Перепроверить полученные из клиник данные без личного физического присутствия невозможно. Накануне 24 августа, когда все боялись провокаций, мы запросили информацию о количестве свободных коек в городе. Получили цифру, к примеру, 2 тысячи мест. На следующее утро эти же клиники уточняют: свободно только триста коек. То есть когда ожидали ЧП, дали правдивую информацию, а когда риск минимизировался, соврали. А всё потому, что главврачи поставлены в условия, когда деньги ходят не за пациентом, а за койками — если врачи покажут свободные места, тут же сократится финансирование лечебного заведения. Сейчас главврач не заинтересован в оказании услуг. Он заинтересован в финансировании коек.

Сам себе заработай

Как долго ещё украинские медики будут следовать советским стандартам лечения?

— Украина — единственная страна, где официально не введены протоколы лечения. Сегодня врач может лечить зелёнкой, а может неоспорином. Доказать врачебную ошибку в нашей стране нереально. Нет стандартов качества, утверждённых министерством и обязательных для применения. На Западе никто не запрещает сделать больше, но ты не имеешь права сделать меньше. А у нас — хочешь, мажь зелёнкой. Тут действуют методические рекомендации МОЗ, но это чистая порнография — там есть предписания 78 года прошлого века. Например, в рекомендациях об оказании помощи при инфаркте написано, что нужно дать таблетку нитроглицерина, который уже давно никто не использует. У нас законодательная база несуществующей медицины.

Много вопросов и к квалификации медиков. У нас есть кадровый резерв?

— Серьёзные проблемы. По информации профсоюзов, в 2008 году — последние годы МИД таких данных не даёт — из Украины выехало 7 тыс. медиков. Есть агентства, набирающие украинских специалистов для работы за границей.

Как думаете решать проблему?

— Нужно снять ограничение по зарплате врачам. Доктор должен сам зарабатывать, а не ждать подачек от государства. Он должен получать четвёртую часть того, что заплачено за лечение — государством или самим пациентом. Тогда врачи будут биться за свою профессию. Какой смысл сейчас участковому терапевту повышать квалификацию, если он принимает за день пятьдесят пациентов и получает 2200 гривен в месяц? Да ему наплевать — зелёнка, значит зелёнка. А так у пациента появится выбор участкового врача и у одного будет 50 пациентов и 50 гривен за каждого, это 2,5 тысячи гривен в день, а не в месяц, а у другого будет один пациент в месяц за 50 гривен. И выбор будет такой — либо тот второй доучится, либо поменяет профессию. Это нормально, через это прошли многие страны. Требовать от медиков качественно лечить, нести ответственность — за две тысячи гривен — это скотство. А медсестра получает, например, 1200 гривен. Человек колет вену, а думает о том, хватит ли ей денег прокормить ребёнка, дадут ли ей десятку за укол.

Медицинский Майдан

Есть мнение, что все проблемы здравоохранения решит обязательное медстрахование. Каковы его реальные плюсы?

— Если в Украине вводится страховая медицина, то обеспечение пациента лекарствами станет проблемой не государства, а страховой компании. Государство только должно будет выделить малоимущим гражданам деньги на страховой полис через Министерство социальной политики. Это то, что сделали грузины, немцы, американцы. Чуть-чуть беременным быть нельзя: если есть страховая медицина, то риски берут на себя страховые компании. В то же время государство возмещает устранение последствий особо опасных инфекций, чрезвычайных происшествий, террористических актов, частично ДТП. Это называется солидарная ответственность. Например, при сегодняшнем украинском законодательстве работодатель не заинтересован в покупке страховки для своих работников. Выгоднее из кармана дать $ 100 на лечение, но не покупать страховой полис. Потому что работодатель платит 37% единого социального взноса плюс налог на доходы физ-лиц. Это нужно менять.

Что вас больше всего не устраивает в нынешнем финансировании медицины?

— Госзакупки. Это катастрофа и разбазаривание средств, при котором больные остаются без должного лечения. Но ведь все эти совершенно бесхозяйственные вещи делаются в рамках закона! Сегодня, к примеру, в Украине неэффективно используются минимум 30% коечного фонда, а статья 184 УК запрещает сокращать лечебные учреждения. Ещё пример: все спекулируют статьёй 49 Конституции, где написано, что медицина бесплатная. Но она не бесплатная. Этого в принципе не может быть. Но даже если изменить статью 49, то, ссылаясь на статью 22 Основного Закона, можно будет сажать всех депутатов. Ведь в ней сказано, что менять любую статью Конституции, если это повлечёт ущемление прав и свобод граждан, запрещено. Чтобы изменить эти две статьи, нужно по 300 голосов парламентариев на два голосования. Затем нужно изменить более 200 законов и подзаконных актов, а времени в обрез. Если не сделать этого в первом квартале, то весь 2015 год мы будем жить по образцу 2014-го. Но денег в стране нет, и профинансировать даже те копейки, которые были выделены в прошлом году, не получится.

Но ведь вероятность поддержки депутатами этих изменений минимальна, разве не так?

— В парламенте будет момент истины: если депутаты не поддержат инициативы нового министра здравоохранения, то я считаю, что прошлогодняя революция была напрасной. Потому что предложенные изменения соответствуют лучшим образцам европейской системы здравоохранения. Главным образом — так называемой системе Бисмарка, которая работает в Германии,. Польше. Это солидарная ответственность государства и гражданина за своё здоровье — то, что в тяжелейших экономических условиях может себе позволить Украина. Пропустит это BP, проголосует быстро, без торгов, значит, мы победим. Хотя я понимаю, что начнутся крики: «Нам обязано государство, нам оно должно». И поддерживать этих крикунов будет далеко не Оппозиционный блок, поверьте. Своими заявлениями министр очень многих непорядочных политиков отправил в жуткие убытки. Если Александру Квиташвили удастся превратить инициативы в нормативы, то из чёрного рынка уйдут огромные деньги.

Какова цена вопроса?

— Чёрная прибыль в рамках бюджета Минздрава — $1,5 млрд в год. Как вы думаете, допустят заинтересованные лица потерю таких денег? Я себе сочувствую, но министру в три раза больше. Нужна полная перезагрузка, с нуля. Свой медицинский Майдан, если хотите. Много лет всё шло по инерции, держалось худо-бедно, и никто не хотел ничего менять. Зачем? И я понимаю этих людей. Но воровать с прибыли — это не так катастрофично, как воровать с убытков, что как раз происходит в последнее время.

© focus.ua