gontarevaПрикрываясь зачастую несуществующими требованиями МВФ, Нацбанк начал массовую зачистку финансового рынка: большинство финучреждений будут закрыты, неугодных банкиров посадят или пустят по миру.

Каждый третий уйдет

Отечественная банковская система трещит по швам. За год кризиса 40 кредитных учреждений были признаны неплатежеспособными, по 26 из них уже принято решение о ликвидации. Среди покинувших рынок и финучреждения «конверты» (по этой причине были лишены лицензий, например, Грин-Банк, Профин Банк и др.), и крупнейшие розничные банки с миллиардными депозитными портфелями физлиц — « Форум », «Надра»,УАВБанк. «Мывидим свет в конце тоннеля. Мы не начинаем очищать банковскую систему с самого начала, мы на финальной стадии», — заявила недавно глава Национального банка Валерия Гонтарева. Но финансисты считают, что это далеко не конец. Количество финучреждений, которых на начало 2014 г. насчитывалось 180, к 2018-му может сократиться до 50.

Реформ в банковской системе требует МВФ. Кредитор настаивает, чтобы все неплатежеспособные банки были выведены с рынка, а системно значимые — национализированы. Но это заведомо тупиковый путь — у государства попросту нет денег на национализацию. Лучший тому пример — Дельта Банк, рекапитализация которого за бюджетные деньги обсуждалась еще в декабре прошлого года. Но в Минфине сочли, что спасение Дельты слишком дорого обойдется государству. Депозитный портфель физлиц банка составляет порядка 23 млрд грн., из них 15 млрд грн. должны быть выплачены из Фонда гарантирования вкладов. К тому же, уже сейчас можно уверенно говорить, что процесс национализации банков, если он будет запущен, имеет все шансы стать одним из самых непрозрачных в нашей экономике.

Важно отметить еще один момент: после того как гривна перешагнула отметку в 20 грн./$, у нас попросту нет банков, которые могут выжить при таком курсе. И это прекрасно знают в ведомстве Гонтаревой, но продолжают делать вид, что ничего экстраординарного не произошло.

Девальвация гривни, спад в экономике, аннексия Крыма и военные действия в зоне АТО вызвали беспрецедентные убытки банков: за 2014 г. кредитные учреждения отчислили в резервы 103 млрд грн., по итогам года убыток по системе почти достиг 53 млрд грн. При этом вкладчики вымели с депозитных счетов порядка трети своих сбережений, а половина заемщиков перестала своевременно обслуживать кредиты. Доля иностранного капитала на рынке быстро снижается. Нерезиденты, не успевшие вовремя уйти, сворачивают бизнес.

С 6 февраля вступил в силу «антиотмывочный» закон, который позволяет НБУ сразу отправлять банки на ликвидацию (без введения временной администрации), если те нарушат законодательство в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. Так что выводить с рынка банки станет проще и быстрее. Но едва ли это послужит утешением для вкладчиков.

«По моим оценкам, в текущем году банковскую систему могут покинуть еще порядка 30-40 финучреждений», — говорит советник председателя правления Евробанка Василий Невмержицкий.

Согласно прогнозам банкиров в течение ближайших трех-пяти лет система может недосчитаться сотни банков.
Безусловно, коллапс в банковской системе — результат острейшего кризиса в экономике и военного конфликта, в который оказалась втянута Украина. Но это не уменьшает ответственности регулятора за происходящее. Затеяв в смутное время тотальную «чистку» и массово закрывая крупнейшие банки (далеко не всегда имея на то веские причины), НБУ только усиливал панику среди вкладчиков. Сейчас в стране едва ли найдется хоть одно финучреждение, не нарушающее нормативов. Поэтому при желании предъявить претензии и ввести временную администрацию можно практически в любой из банков. На этом фоне разговоры об усилении репрессий менеджеров и владельцев кредитных учреждений не могут не настораживать. Недавно в парламент внесен президентский законопроект № 2085 «Относительно ответственности связанных с банком лиц». Он предлагает штрафовать и сажать за решетку акционеров и руководителей банков, доведших их до неплатежеспособности (инициатива подана под предлогом требований МВФ, хотя в меморандуме существуют куда более размытые формулировки, и МВФ не требует, да и не может требовать этого). Одно из предложений проекта — обязать владельцев ликвидируемых банков нести ответственность перед вкладчиками всем своим имуществом. Если будет доказано, что кредитное учреждение потерпело крах в результате действий или бездействия акционеров, Фонд гарантирования вкладов сможет распродавать их активы и рассчитываться за счет этих денег с вкладчиками. Поскольку формулировки закона расплывчаты и непрозрачны, он оставляет огромное поле для злоупотреблений. Под предлогом возврата вкладчикам миллионов фонд сможет пускать с молотка компании и заводы стоимостью в миллиарды гривен. По давно сложившимся в стране традициям оценкой распродаваемых активов наверняка будут заниматься «свои» оценщики. В результате экспроприированные активы за бесценок достанутся тем, ради кого и будут инициироваться такие процессы.

Мария Колыванова