Газовый вопрос остается открытымВ случае с реверсными поставками надёжность этих маршрутов и наличие ресурса — большой вопрос, учитывая, что Россия как поставщик сохраняет определённое влияние на ситуацию. Кроме того, свободный рынок, доступные объёмы и цены на нём зависят от многих факторов, включая и ход российско-украинского противостояния.

Нафтогаз уже столкнулся с этим в начале июля, когда суточный объём поставок из Венгрии упал до 3 млн куб. м в сутки при пропускной способности до 15 млн в результате того, что Венгрия решила увеличить запасы газа в собственных хранилищах. Даже открытие нового маршрута из Словакии не гарантирует наличия ресурса. Как написал в своем блоге глава East European Gas Analysis (США) Михаил Корчемкин, открытие газопровода Вояны — Ужгород не вызвало немедленного роста поставок в традиционном направлении, то есть Словакия не начала покупать больше.

«Я ожидал, что словацкий реверс сразу вызовет рост поставок через терминал Вельке-Капушаны, другими словами, европейцы будут импортировать дополнительные объёмы для реэкспорта в Украину. В реальной жизни поток газа через Вельке-Капушаны не вырос. Реверс обеспечивается за счёт сокращения поставок российского газа в Европу», — отмечает эксперт.

По данным Корчемкина, 3 сентября через Вельке-Капушаны в Словакию поступило 63 млн кубометров российского газа, из которых 22 млн вернулись в Украину по газопроводу Вояны-Ужгород. То есть чистый объём поступления газа в Словакию составил 41 млн куб. м.

Следовательно, поставки из ЕС доступны Украине, когда в Европе есть излишки. Найдутся ли излишки топлива осенью и зимой, когда спрос и цена на газ растут, — вопрос. При этом Россия не скрывает, что такая ситуация её не устраивает, и демонстрирует готовность применить доступные ей рычаги влияния на европейских партнёров.

«Если кто-то думает, что можно решить проблемы энергетического снабжения Украины путём реверсных поставок, то он глубоко заблуждается. Если мы увидим, что кто-то нарушает наши контракты по поставкам газа, мы будем сокращать объём, и физических объёмов на европейском рынке будет просто недостаточно», — заявил ещё в июне президент РФ Владимир Путин.

Вместе с тем в ЕС, похоже, изрядно устали от затянувшегося конфликта, а приближение холодов заставляет европейцев нервничать при каждом упоминании о возможных проблемах с транзитом. 8 сентября евроко-миссар по энергетике Гюнтер Эттингер выразил надежду, что Россия и Украина к октябрю выйдут на промежуточное решение о цене газа, которое позволит возобновить поставки в Украину.

Судя по изменившейся риторике руководства Украины, устали от конфликта не только европейцы. Ещё в июле председатель правления Нафтогаза Андрей Коболев уверял, что Украина способна пройти отопительный сезон без закупок у Газпрома при должных мерах экономии.

Действительно, потребление газа существенно снизилось. Как сообщили Корреспонденту в Министерстве энергетики и угольной промышленности, в июле все категории потребителей израсходовали 1,37 млрд куб. м голубого топлива, что более чем на 30% ниже июльских показателей прошлого года.

Но такое снижение объясняется не столько объявленной правительством политикой экономии и мерами по энергосбережению, сколько факторами, которые Кабмин вряд ли отнесёт к числу своих заслуг или запланированных мероприятий. Потребление газа упало в первую очередь из-за спада в экономике и военных действий на Донбассе, вынудивших многие промышленные предприятия региона приостановить работу.

На прошлой неделе Яценюк был вынужден констатировать, что полный отказ от российского газа возможен лишь через несколько лет.

«До победы ещё далеко. Победа — это когда мы не будем вообще покупать российский газ. Это не год, не два, но в пятилетней перспективе мы можем сказать, что Украина диверсифицирует поставки газа и перестанет зависеть от Российской Федерации», — заявил глава правительства.

При этом Яценюк признал, что дефицит газа с учётом всех имеющихся источников поставок и накопленных в ПХГ запасов составляет не менее 5 млрд куб. м.