Новости Запорожья и в Украине

деньгиЗакон про особый статус для районов Донецкой и Луганской областей, который Верховная рада приняла 16 сентября, луганскому бизнесмену Игорю Лиски сложно читать без слез. Еще сложнее без калькулятора. На оккупированной боевиками территории у него осталось два горно-обогатительных предприятия, в которые за последние пять лет его компания Эффективные инвестиции вложила $70 млн. Из-за войны предприятия закрыты, сотрудники эвакуированы.

Новый закон, по мнению предпринимателя, мало проясняет ситуацию. Им не определено, кто контролирует государственную границу, а значит, и берет на себя ответственность за борьбу с контрабандой, убивающей легальный бизнес. Кто формирует фискальные и правоохранительные органы. Как будут защищены активы и чем гарантированы вклады.

По мнению предпринимателя, эта недосказанность лишь консервирует конфликт и легализирует контроль боевиков над экономикой края.

«Про инвестиции, какие-то новые строительства, новые объекты можно вообще забыть,- констатирует Лиски.- Ближайшие три года об этом речь не пойдет».

Такое положение дел — плохая новость и для Донбасса, и для всей страны. В этом самом густонаселенном регионе Украины сосредоточено 25% национальной промышленности. Более половины этих предприятий находятся на территории, оккупированной боевиками. Остальные связаны с ними производственными цепочками и не могут развиваться в новых экономических и политических условиях.

Тем не менее кровавая бойня в индустриальном центре Украины вынуждает Киев искать пусть и болезненный, но компромисс. Бизнес в ожидании чуда.

«Как только в этих районах станет безопасно, будет восстановлена логистическая инфраструктура, мы будем готовы возобновить производственный процесс»,- говорит Олег Кикта, первый заместитель гендиректора холдинга Ostchem, входящего в Group DF. Принадлежащие компании горловский Стирол и Северодонецкий Азот сейчас не работают.

«Напряжение пока не снято,- констатирует Томаш Фиала, президент Европейской Бизнес Ассоциации.- Если посмотреть на котировки украинских еврооблигаций, то они все еще на низком уровне. Русским не верят в том, что они оставили попытки продолжить войну».

Война миров

Вести экономическую деятельность в условиях войны невыносимо. Мариупольский металлургический комбинат (ММК) им. Ильича, например, просто задыхается без коксующего угля, который раньше доставлялся из Авдеевки, а теперь его сюда не допускают боевики ДНР.

«Сейчас вся работа зависит от поставок сырья,- рассказывает Александр Науменко, заместитель начальника доменного цеха ММК им. Ильича.- Только и думаешь: лишь бы хуже не было».

Хуже войны ничего и нет. Особенно против одной из самых сильных армий мира. И чтобы не допустить полной деградации региона, украинский парламент вынужден был принять закон об особом статусе занятых боевиками городов. Речь идет о территории примерно в 13 тыс. кв. км. Это практически четвертая часть Донецкой и Луганской областей и около 2% территории Украины, где сейчас проживает примерно 1,5 млн человек.

В районах, которые контролируют боевики ДНР и ЛНР, по оценкам старшего аналитика инвесткомпании Dragon Capital Елены Белан, располагается около 60% промышленности Донецкой и Луганской областей. Захваченная территория дает порядка 15% всего украинского промышленного производства.

«Так получилось, что остальные предприятия области сильно зависят от тех заводов, которые расположены на захваченных землях», — говорит эксперт.

Алексей Андрейченко, старший аналитик инвестиционной группы АРТ-Капитал, объясняет сложность ситуации на примере производственного цикла запорожского завода Мотор Сич. Комплектующие для предприятия выпускает Снежнянский машзавод, находящийся на территории, подконтрольной боевикам. Разрыв этой цепочки ставит под угрозу производство вертолетных двигателей, а их запорожцы выпускают на $400 млн в год. «Крошечное предприятие завод в Снежном, а может привести к большим проблемам для всей страны»,- говорит Андрейченко. Уменьшение валютной выручки сегодня является одним из факторов, который приводит к снижению курса гривны, давит на банковскую и финансовую систему и в конечном итоге сказывается на работе всей экономики страны.

«А сколько может быть таких примеров, даже оценить сложно»,- резюмирует эксперт.

В зоне, в которой хозяйничают бойцы ДНР и ЛНР, также находятся металлургические и горно-обогатительные активы горно-металлургического гиганта Метинвест, акционеры которого — миллиардеры Ринат Ахметов и Вадим Новинский. Это хребет национальной промышленности, который принес в 2013 году более $1 млрд экспортной выручки.

В зоне АТО на заводах холдинга трудятся не менее 20 тыс. рабочих. Один только Краснодонуголь на четверть обеспечивает всю группу угольным концентратом. Обрыв этой промышленной цепочки грозит Метинвесту катастрофой.

В еще одном холдинге Ахметова — энергетической компании ДТЭК — НВ рассказали, что в Донбассе и Луганске около 40 тыс. сотрудников компании с риском для жизни обеспечивают светом и теплом весь край. 17 человек уже погибли. Впрочем, проблемы ДТЭКа — не только проблемы Донбасса. Энергетики сначала тихо, а теперь и в полный голос заговорили о дефиците антрацита для электростанций и теплоцентралей. Без угля, который добывается в Луганской области, страну ожидают веерные отключения электроэнергии и холодные батареи. До последнего времени руководство страны говорило, что температура в квартирах зимой будет на минимально допустимом уровне +15С. Теперь даже эта цель может оказаться недостижимой. Дефицит угля из-за войны в Донбассе может оказаться вдвое выше, чем пропускная способность портов, через которые его можно импортировать. Единственный выход, по словам руководства компании,- получить доступ к залежам антрацита в контролируемой боевиками части Луганской области либо начать импорт его из России.
На вопрос, возможно ли выстроить производственные и экономические связи с территориями, которые сегодня ассоциируются с так называемыми ЛНР и ДНР, в ДТЭКе ответили так:

«Мы предпочитаем воздерживаться от прогнозов и комментирования гипотетических действий или событий — ситуация внутри страны слишком нестабильна».

Луганский бизнесмен Лиски гипотетических вопросов не избегает — он на собственном примере выучил, как может развиваться ситуация на территории боевиков. В начале лета к нему приходили представители этой «новой власти» и на свое усмотрение отгружали у него на предприятии для своих нужд в безвозмездное пользование уголь. А чтобы все выглядело законно, ссылались на выписанное ими же постановление.

«В Луганской области разрозненно действуют различные боевые группировки. Красный Луч принадлежит одним, Стаханов — вторым, Антрацит — третьим,- рассказывает Лиски.- Фабрика в одном районе, шахта — в другом. Мне, получается, придется выбрать самую сильную группировку и с ними контактировать».

Невысокого мнения о возможностях «новой власти» обеспечить хоть сколько-нибудь приемлемые условия для бизнеса и исполнительный директор Украинской ассоциации производителей ферросплавов Сергей Кудрявцев. В эту структуру входят расположенные в зоне АТО Стахановский завод ферросплавов и Донецкий электрометаллургический завод. На вопрос о возможности возобновления работы предприятий Кудрявцев ответил: «Не готов комментировать — вы же матерные слова не публикуете».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)