В конце 1990-х началась централизация украинской банковской системы. НБУ обязал своих подопечных работать по принципу единого межфилиального оборота. Это требовало технического перевооружения. ICS могла обеспечить банкам все, кроме каналов связи между городами. В 2000 году Кардаков решил это исправить и создал внутри холдинга телекоммуникационного оператора «Датаком», который арендовал каналы у «Укртелекома». Первым клиентом «Датакома» стал банк Аваль, для которого компания объединила, 630 отделений. Обеспечить канал связи мог «Укртелеком» и еще несколько операторов. Почему финансисты работали с «Датакомом»?

«Рынок связи в то время — каста компаний, которые существовали сами для себя. Они могли продать канал. Остальные проблемы клиентов их не заботили», — вспоминает Кардаков.

По его словам, «Датаком» стал первым, кто не только предоставлял сам канал, но и обеспечивал сервис.

«На то время альтернативы «Датакому» в Украине, наверное, не существовало», — отмечает ведущий специалист по телекоммуникациям ПриватБанка Юрий Кошак.

Чтобы не зависеть от «Укртелекома», Кардаков решил инвестировать $15 млн в прокладку по Украине собственной оптоволоконной сети.

datagroup Куда нельзя было дотянуть провода, туда добирались по воздуху. Этим занялся спутниковый оператор «Датасат», созданный Кардаковым вместе с Данченко в 2001-м. Их познакомил один из руководителей компании «Голден Телеком» Александр Халецкий. Данченко тогда стоял во главе небольшого спутникового оператора «СиТиСи».

«Через два месяца знакомства Кардаков предложил вместе создать новую компанию. Он выкупил у меня 74% «СиТиСи» за $27 500. Это и стало основой для развития «Датасата», — вспоминает Данченко.

На протяжении шести месяцев Кардаков вложил в покупку спутникового оборудования около $3 млн. Первым клиентом компании, по словам Данченко, стал человек из Луганска «бандитской наружности», который заказал спутниковую станцию за $16 000 и ежемесячно платил $5000 за ее обслуживание. Благодаря ему коллектив «Датасата» первые полгода получал зарплату. Затем у компании появились два крупных клиента: «Харьковоблэнерго» и «Кировоградоблэнерго».

Кроме «Датасата» на рынке спутниковой связи работали еще две компании: «Инфоком-СК» и «Укрсат». Первая обслуживала до 10 клиентских станций. Вторая — фактически монополист, имевший около 300 абонентов в государственных таможенной и пограничной службах.

«Мы были выскочками, которые увели у них двух крупных, тогда еще государственных, клиентов, — вспоминает Данченко. Каким образом? «Датасат», как и «Датаком», решил ублажать клиентов сервисом.

Компания бесплатно оборудовала этим облэнерго тестовые площадки для проверки качества связи. A ICS помогла наладить учет поставок электроэнергии в реальном времени.

В 2004-м Кардаков решил объединить своих операторов связи в одну компанию — «Датагруп».

«Получился синергетический эффект: мы были единственными на рынке, кто мог обеспечить клиентам связь в любой точке страны по единому тарифу», — отмечает бизнесмен.

«Клиент объявляет тендер на подключение, например, 1000 точек. Одна компания может сделать 300 по земле. Другая — 200 по воздуху. И тут приходим мы и говорим: сделаем все по единому тарифу», — рассказывает Данченко.

Только через спутник за первые пару лет «Датагруп» подключила более 5000 точек. Цена одного такого подключения составляла 25 000 гривен.

В 2005 году компания реализовала крупный проект для УкрСиббанка.

«Он как раз готовился к продаже. Я встретился с Ярославским и Адаричем (Александр Ярославский — экс-президент, совладелец УкрСиббанка; Александр Адарич — бывший председатель правления). Мне сказали: нужно за год построить сеть из 600 отделений. Это был, наверное, крупнейший спутниковый проект в Европе», — вспоминает Данченко.

По его словам, во многом благодаря этому в конце 2005-го акционеры банка подписали сделку с BNP Paribas.

«Датагруп» реализовала для УкрСиббанка очень важный проект по созданию корпоративной межфилиальной сети. Благодаря этому банк получил принципиально новые возможности и существенно повысил конкурентоспособность», — констатирует Адарич.

datagrup-shema-optovolokonnoj-setiС середины нулевых «Датагруп» начала экспансию, поглощая региональных операторов связи. За три года компания скупила около десятка игроков. В 2007-м число абонентов «Датагруп» превысило отметку в 42 000, а выручка составила $46 млн. Сегодня «Датагруп» — почти монополист. Что об этом думают конкуренты? «Честь им и хвала. Значит, они более точно расставили акценты, грамотно выстроили развитие бизнеса», — говорит руководитель «Укрсата» Борис Непомнящий.

По словам одного из бывших руководителей «Инкома», до кризиса в развитие «Датагруп» было вложено около $40 млн. Большую часть этой суммы составляли кредиты, оформленные на «Инком». «Это проект Кардакова. Скуртов не хотел принимать в нем участия».
Кардаков уверяет, что в 2007 году «Датагруп» стоила около $300 млн. «Сегодня эта цифра, конечно, меньше, но я не жалею о том, что тогда не продал компанию. Я бы мог вложить все деньги в такие якобы незыблемые по тем временам активы, как земля и недвижимость», — признается бизнесмен. В 2010-м ему удалось привлечь в «Датагруп» крупного инвестора: Horizon Capital за $40 млн купил 30% компании. По данным, «Датагруп» остается объектом продажи — в прошлом году переговоры об этом велись с российским оператором МТС, но до конкретного предложения дело не дошло.

Впрочем, часть активов «Датагруп» все же реализовала. Этой весной компании удалось избавиться от бизнеса в Крыму.

«Мы продали там часть оборудования», — скупо прокомментировал сделку Кардаков. По данным, покупателем выступил российский «Ростелеком», а сумма сделки могла составить около $10 млн.

Управляющая компания

С середины нулевых Кардаков постепенно начал отходить от операционного управления «Инкомом», поручив его Федченко. В 2008-м тот стал президентом компании, получив долю в 5%.

«Передавая бразды правления, Кардаков торжественно вручил ему атрибуты власти — ведро вазелина и ящик презервативов», — смеется один из сотрудников «Инкома».

Сам Кардаков стал интересоваться другими направлениями. Несколько лет посвятил телепроекту «Акулы бизнеса», в котором начинающие предприниматели пытались убедить пятерых миллионеров дать деньги на один из стартапов. Кардаков взял шефство над пятью, вложив в них около $300 000. Ни один проект не состоялся.

«Ключевая ошибка была в том, что люди шли на непонятные для себя рынки», — подчеркивает бизнесмен.

В 2006 году Кардаков попытал счастье в девелоперском бизнесе. Его компания Compass FM купила три земельных участка на киевском Подоле (в основном там располагались старые заводы и промышленные склады), где собиралась возвести современные бизнес-центры.

«Начать строить, к счастью, не успели. Сегодня там по-прежнему старые здания, которые мы сдаем в аренду», — говорит предприниматель.

Тогда же он основал крупнейший в стране (200 га) промышленный питомник декоративных растений Megaplant, в который уже вложил около $6 млн.

Пять лет назад Кардаков окончательно расстался с главным партнером — Сергеем Скуртовым.

«У нас были разные взгляды на развитие бизнеса. Он давно ушел на свою «внутреннюю пенсию», — объясняет бизнесмен.

Кардаков получил полный контроль над «Инкомом» и дистрибьютором сетевого оборудования «Мегатрейд». Скуртову отошли компания-продавец кассовых аппаратов и ПО к ним, «ИКС-Маркет», а также контент-провайдер «Элвисти». Все время, пока готовился материал, мобильный телефон Скуртова не отвечал.

Сегодня всеми активами Кардакова управляет компания «Октава капитал», в которой он — глава наблюдательного совета. Сам же бизнесмен увлечен общественной деятельностью. Три года назад он создал фонд «Образовательные инициативы», который ежегодно инвестирует порядка 2 млн гривен в образовательные проекты по IT и предпринимательству. Впрочем, почивать на лаврах Кардаков не намерен. Одно из его будущих начинаний — система учета массовых платежей нового поколения, в которую вложено около $1 млн.

«Моя текущая задача — следить за новыми технологиями и трендами. Я вырос от инженера до инвестора. Буду вкладывать деньги в новые идеи и «голубые океаны» (направления с низкой конкуренцией), как в рамках существующих бизнесов, так и новых», — резюмирует Кардаков.