Система закупок ProZorro стала обязательной для всех госучреждений в Украине. Таким образом, все сверхпороговые тендеры должны проводиться через открытый конкурс. Аналитики подсчитали, что система ProZorro сэкономит более двух с половиной миллиардов гривен украинских налогоплательщиков. В то же время, эксперты добавляют: эта система госзакупок — не панацея от коррупции в целом. Впрочем, ProZorro есть достаточно эффективным инструментом для того, чтобы следить, кто и на что тратит бюджетные деньги.

В апреле на ProZorro перешли центральные органы власти, крупные государственные предприятия и естественные монополисты. С 1 августа это должны сделать также местные органы власти, коммунальные предприятия и другие организации, использующие средства налогоплательщиков. Это касается надпороговых тендеров, то есть тех, что тратит свыше 200 тыс. гривен на товары и услуги и до 1,5 миллиона гривен на проведение работ.

На практике это означает, что в случае, если государственному ведомству нужно что-то купить или заказать, следует загрузить в ProZorro тендерные заявки, объявляя таким образом закупку. Далее в электронной системе проводится аукцион. После определения победителя заказчик должен загрузить текст договора с поставщиком. Финальную оплату можно отследить. Эти шаги делают процесс закупок значительно более открытым, чем практика «кабинетных договоренностей за закрытыми дверями».

Швабра за две тысячи гривен и Mercedes за 200 000 долларов

Впрочем, даже такая прозрачная система часто вызывает вопросы. В частности, соцсети обсуждают торги на приобретение автомобиля Mercedes Benz S600 Guard, ожидаемой стоимостью около 200 000 долларов, которые на 3 августа назначил НАК «Нафтогаз Украины». А накануне Киевский городской клинический онкологический центр закупил швабры по 2,5 тысячи гривен за штуку.

В системе государственных закупок ежегодно «теряется» не меньше 50 млрд. гривен, которые «оседают» в чужих карманах. Поэтому ведомству нужно и дальше искать способы, как обойти Prozorro, считает заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов. В то же время, сейчас нарабатывают другие инструменты, которые позволят сделать этот процесс более удобным для поставщиков и более легким для заказчиков.

«Остаются технические возможности для манипуляций? Ну, понятно, что остаются. Вы же не можете электронной системой помешать человеку, который хочет что-то украсть. Она же не может бить током или приклеивать пальцы нарушителя к клавиатуре. Но мы можем сделать этот процесс открытым, увеличивать конкуренцию в торгах и предлагать общественности инструменты мониторинга», — говорит он.

В то же время, сейчас работает система автоматизированного риск-менеджмента. Она учится на статистике, и когда обрабатывается большой массив тендеров, можно будет выявлять потенциально опасные тендеры на ранних стадиях.

Коррупция — комплексная проблема, которая не может решиться мановению волшебной палочки, однако Prozorro существенно уменьшает ее уровень. Так считает председатель правления «Центра противодействия коррупции» Виталий Шабунин.

«Во-первых, стало легче анализировать массивы данных. Во-вторых, стало гораздо труднее выбрасывать «неугодных», чтобы это никому не было видно. Следующим важным шагом было бы, чтобы настоящий украинский бизнес (не компании- «прокладки»), используя все возможности ProZorro, начал активно участвовать в государственных закупках», — добавляет он.

Электронную систему закупок ProZorro запустили в феврале 2015 еще при Кабмине Арсения Яценюка.