Предприниматели Хорас Люк и Мэтт Тейлор замахнулись на многомиллиардный азиатский рынок мотороллеров. Цель — заменить чадящие бензиновые модели элегантным электроскутером на основе новейших технологий, в том числе мобильных.

Когда в 2012 году дебютировал роскошный электромобиль Tesla Model S, Хорас Люк загорелся желанием стать его первым владельцем на Тайване. Бывший директор по инновациям в компании — производителе смартфонов НТС был без ума от красоты и функциональности Tesla. Одна проблема: авто не продавали на острове (и сейчас не продают). Тогда Люк решил привезти машину из-за границы, но его отговорила невеста. У Хораса не было гаража, где авто можно было оставлять на подзарядку. Пришлось бы заряжать аккумуляторы на работе, а на выходных забыть о поездках.

Tesla и другие электромобили завоевывают популярность в США, где просторные гаражи — обычное дело. Но динамично растущие города Азии не лучшее место для «зеленого» транспорта. Дорогостоящие Tesla недоступны массовому покупателю. А зарождающийся средний класс обосновался в районах с плотной многоэтажной застройкой. Там негде ни заряжать электромобили, ни тем более парковать.

«Что нужно 99% населения? Мы хотели создать продукт именно для них», — рассказывает 44-летний Люк, невысокий человек с гладко бритой головой и в очках с массивной оправой.

Четыре года назад Люк и его бывший коллега из НТС Мэтт Тейлор осознали, что пора действовать. Распрощавшись с миром крупных корпораций, они основали стартап Gogoro и решили выпускать мотороллер с электродвигателем — Smartscooter. Навыков в проектировании, технологиях и маркетинге хватало: за плечами у партнеров опыт работы в Nike, Microsoft и НТС.

Летом нынешнего года мотороллер Gogoro дебютирует на Тайване. Дизайн продукта навевает мысли о легендарных итальянских скутерах Vespa и телефонах iPhone. Электромотор, аналогичный по мощности бензиновому двигателю объемом 125 куб. см, разгоняет скутер до 50 км/ч всего за 4,2 с. На максимальной скорости в 95 км/ч Smartscooter рассекает воздух с шипящим звуком, заставляющим вспомнить научно-фантастические блокбастеры.

gogoro-Smartscooter-1

Открыть багажник, запустить мотор, выбрать множество вариантов подсветки или звучания клаксона можно с помощью мобильного приложения. С ценой Gogoro пока не определилась. Но, по словам Люка, новинка будет стоить в пределах $2000-3000. Примерно столько же просят за популярные в Азии мотороллеры Honda и Yamaha.

С учетом всех технических новшеств электромотороллер получался дороже бензинового. Но Люку удалось снизить цену благодаря необычной бизнес-модели. Громадная доля стоимости скутера приходится на аккумулятор. Бизнесмен решил, что владельцы будут покупать только мотороллер, а аккумулятор — брать в аренду.

За небольшую ежемесячную плату они смогут легко менять севшие батареи на заряженные, заехав на одну из автоматизированных обменных станций. Люк планирует сделать Smartscooter еще дешевле за счет государственных экологических субсидий.

Gogoro не испытывает недостатка в финансировании. На первых порах стартап получил $40 млн от тайваньского миллиардера Самуэля Иня, $10 млн инвестировала соучредитель НТС Шер Ван. К финишу приближается еще один этап работы по привлечению средств в размере $100 млн. После этого компания, видимо, будет оцениваться более чем в $400 млн.

Зарабатывать на сменных аккумуляторах для электромобилей пробовали и раньше, но идея с треском провалилась. Пытаясь воплотить ее в жизнь, израильский стартап Better

Place пустил на ветер почти $1 млрд, полученный от судовладельца и нефтепромышленника Идана Офера. Компания пыталась построить сеть роботизированных станций по замене батарей, но оборудование получилось громоздким и безумно дорогим. Изначально задумывалось, что каждый робот будет стоить $500 000. На деле цена дошла чуть ли не до $2 млн. Better Place обанкротилась в 2013 году, но ее харизматичный основатель Шай Агасси до сих пор уверен, что шел по верному пути. «Концепция и технологии работали отлично, — убежден он. — В долгосрочной перспективе идея со сменными аккумуляторами обходится дешевле, чем строительство сети зарядных станций».

Better Place совершила серьезный промах, попытавшись развивать бизнес сразу в нескольких странах, а не на каком-то одном рынке. Люк дотошно изучил опыт этой компании и пытается не повторять ее ошибок. Большое внимание бизнесмен уделил станциям для замены аккумуляторов. По размерам станция GoStation схожа с автоматом по продаже сэндвичей. Установить ее можно в любом месте, где есть обычная розетка, а стоит она меньше $10 000 за штуку. Замена аккумулятора занимает примерно минуту. Достаточно подъехать к станции, вытащить из отсека под сиденьем разряженную 9-килограммовую батарею и вставить новую, выданную автоматом. Аккумулятор не включится, пока водитель не пройдет процедуру идентификации с помощью смартфона.

Летом сеть GoStation появится в Тайбэе, затем — в других мегаполисах. Чтобы идея с заменой аккумуляторов сработала, нужно размещать по одной станции на 2 кв. км площади. Место под GoStation обещает выделить правительство Тайваня, которому принадлежит 75% автозаправочных станций на острове. Тайвань для Gogoro — идеальная стартовая площадка. На 23 млн жителей там приходится 15 млн скутеров — это самый высокий показатель в мире. Типичная картина в Тайбэе: чадящий выхлопными газами мотороллер Honda или Yamaha, на который взгромоздилось целое семейство.

«Smartscooter — многообещающий продукт, — считает премьер-министр Тайваня Мао Чжиго. — И не только потому, что он поможет решить транспортную проблему на острове. Думаю, эти мотороллеры приживутся и на других рынках».

Люк родился в Гонконге, в семье бухгалтеров. Когда ему исполнилось 13, родители переехали в Сиэтл. Будущий предприниматель окончил Университет штата Вашингтон, где изучал промышленный дизайн. Чтобы оплачивать учебу в колледже, молодой человек создавал необычные ювелирные украшения и продавал их коллекционерам. Получив диплом, Люк устроился в отдел маркетинга компании Nike, но затем решил попробовать себя в IT и перешел в Microsoft. Работая в софтверной корпорации, он задумал создать полноценный компьютер, который умещался бы в кармане. Проект не выгорел: с помощью тогдашних технологий устройство нельзя было сделать настолько миниатюрным. «Я понял, что главное — правильно выбрать время. Вы можете предложить гениальную идею. У вас может быть полным-полно амбиций и денег на ее реализацию. Но если мир к ней не готов, то у вас ничего не выйдет», — делится предприниматель.

В 2006 году Люк вернулся в Азию и устроился в НТС директором но инновациям. Он не оставлял мыслей о компьютере с интернет-подключением, который можно было бы носить в кармане. Год спустя Apple совершила революцию, представив iPhone. Вскоре Люк уже тесно сотрудничал с создателем операционной системы Android Энди Рубином, который к тому времени пришел в мобильное подразделение Google.

Работая в НТС, Люк буквально жил телефонами: он всегда носил при себе полдюжины разных устройств. Но к 2011-му смартфоиная гонка измотала его, и он ушел из компании. «Приходит время, и отрасль начинает требовать от тебя других талантов, — поясняет бизнесмен. — Революционный этап в индустрии смартфонов закончился, начался эволюционный».

Жажда новизны у Люка в крови. Мы ужинаем в пельменной в центре Тайбэя. Предприниматель встает из-за стола и подходит к окошку, через которое можно наблюдать за работой поваров. Те тщательно вылепливают на каждом пельмене ровно по 18 аккуратных складок. «Здесь я работать точно не смогу, — смеется Люк. — Слишком однообразно. Попробуй-ка слепи пельмень по-новому — и тебя вышвырнут на улицу. Захотел сделать 19 складок — и ты уволен!»

В конце 2000-х Люк и Тейлор, тогдашний технический директор НТС, стали подумывать о создании собственной фирмы. «Хорас предложил идею сверхэффективного транспортного средства, — вспоминает Тэйлор. Он всегда был помешан на автомобилях». В любом азиатском городе партнеры видели одну и ту же картину: улицы заполонили тысячи скутеров, дымящих выхлопными трубами. Позднее Люк и Тейлор узнали, что на разработку своего седана Tesla получила кредит в размере $465 млн от Министерства энергетики США. Для создания скутера хватит и десятой части этой суммы, подсчитали они.

Вначале партнеры решили, что за $50 млн, полученных от Самуэля Иня и Шер Ван, смогут собрать электроскутер из готовых компонентов, благо Тайвань изобилует производителями. Но не тут-то было: запчастей с нужными характеристиками оказалось мало. Например, крупнейший тайваньский завод электромоторов разрабатывал в основном двигатели для посудомоечных машин и блендеров. Почти каждый узел мотороллера пришлось делать самостоятельно. С аккумуляторами стартапу повезло: Gogoro заключила соглашение с корпорацией Panasonic — поставщиком батарей для Tesla.

Прототип создавали в строжайшей тайне, в запыленной промзоне в 30 км к от Тайбэя. Чтобы скрыть работу от любопытных глаз, Люк заклеил плотной бумагой все окна огромного производственного помещения площадью 25 000 кв. м. Внутри цеха нет перегородок: все 364 работника видны как на ладони. В планах бизнесменов на этот год — нанять еще 400 человек, многие из которых переедут в пятиэтажное здание напротив.

Мотороллеры Smartscooter с их продуманным и лаконичным дизайном часто сравнивают с продуктами Apple.

«Раньше электронику снабжали массой кнопок — ей просто не хватало правильного программного обеспечения. А сейчас весь мир держится на программах», — поясняет Люк. Возможно, все, что потребуется для управления транспортом будущего, — это одна-единственная кнопка.