16 марта во Львовской картинной галерее открывается выставка молодого художника Петра Сметаны.

Семья Петра Сметаны происходит из города Криница, что на Лемковщине (теперь территория Польши). Семья была большая, дружная и богатая. Тогда у них жил, рисовал свои рисунки украинский художник-примитивист Епифаний (Никифор) Дровняк. Дедушка часто рассказывал Петру о тех временах, о странном художнике, о том, что учась в школе и сам рисовал. Однажды он попросил у Епифания серебряную краску, чтобы нарисовать нож. Тот ответил, что на такие мелочи не стоит тратить такую драгоценную краску. Возможно именно рассказы дедушки об этом художнике и подтолкнули его на путь к искусству.

Петр Сметана учился во Львовском лесотехническом институте. Было тогда только две пары рисунков и две пары живописи в неделю. Это практически ничего — вспоминает он. В студенческие годы судьба свела его с художником Остапом Палкой, который стал его первым учителем. Тот смотрел его рисунки, давал полезные советы. Жил тогда в мастерской его отца — львовского художника Владимира Иосифовича Патыка. Имел ключи от мастерской и большинство своего времени проводил там. Жизнь была интересной, насыщенной. Многие рисовал. Мог наглядно осматривать богатые фонды Владимира Иосифовича. Восхищался его роскошной, цветной живописью, которые производили на него большое впечатление и имели большое влияние на его творчество. И энергетика Маэстро, что переполняла мастерскую, общение с этим художником и его советы способствовали этому. На многочисленных полках было много книг, художественных альбомов и журналов. Тогда его внимание привлек альбом французского художника Мориса Утрилло, живописца из старого Парижа. Это был экспериментатор, который не дал увлечь себя какому-то одному течению. Петр увлекается творчеством этого художника по сегодняшний день.

Происходило знакомство с творчеством ведущих художников мира: Николя де Сталя, Вламинка, Андре Дерена, Жоржа Брака, Кокошка, Рауля Дюфи… Все они в какой-то степени влияли, помогали в творческих поисках художника. Художник постепенно понял, что то, что нарисовано ним является хорошим, но стремился найти что-то свое, оригинальное. Надо было как-то выходить из-под влияния старшего учителя. Наконец, переехал в первую свою мастерскую и имел возможность отойти от тех произведений, которые достаточно хорошо уже изучил. Начал искать новые технологии, экспериментировать.

Знакомство с львовскими художниками Сергеем Гаем и Борисом Буряком оказало большое влияние на молодого художника. Те с радостью советами поддерживали собрата по профессии. В творческом процессе перед художником встали все более сложные и сложные вопросы, которые нужно решать. Они углублялись. Частично Сергей Гай давал ответы на вопросы, но вопросы возникали снова и снова. Формировался вектор развития его живописи. Постепенно разговоры отходили от этого и переходили в философско-концептуальные сентенции. Частые встречи и беседы с Борисом Буряком на художественные темы начали художнику давать новые направления движения в искусстве. Тот объяснял причины того, выходило на холсте и их последствия. У Петра Сметаны все это ассоциируется со сценической формулой. Там много ингредиентов. Конечно, консистенция и их пропорции обеспечивают в результате некую субстанцию, которая является приемлемой и которая называется художественным произведением. Очень трудно их четко сбалансировать. Но как этого достичь, чтобы получилось так, как этого хочет автор — это опять вопрос. Борис Буряк помогает, подсказывает какие пропорции нужно добавить в живописи, чтобы она начала работать.

Сначала художник много рисовал на пленэрах, но потом почувствовал, что это ему мешает. Теперь делает только эскизы. Когда приходил со своими картонами до дома Владимира Патыка, тот показывал ему грубые альбомы с эскизами, рисунками. Спрашивал его, как он может все это помнить, когда рисует с эскизов. Тогда понял, что главное не то, что увидел, а то, что нарисовал потом на холсте.

Художник определенное время занимался и дизайном. Часто возникали такие обстоятельства, когда нужно было угождать заказчику с определенным своим эстетическим пониманием. Тот имел свои предпочтения и не хотел прислушиваться к советам. Петр понимал, что это плохо. Это не нравилось и вызывало у него внутренний конфликт. Ведь только совместная работа дизайнера и заказчика могли привести к качественному результату. Теперь, время от времени, выступает только в роли консультанта.

Петр Сметана в этом году получил польский Грант «Gaude Polonia». Находясь сейчас в Кракове, готовит свой третий художественный проект «Города, которые исчезают». Это исследование проблем исчезновения или трансформации нетуристических частей городов. Незаметно, но постоянно изменяется пространство вокруг нас: ежедневное движение по городу, созерцания тех же улиц, привыкание к повседневному маршруту лишают нас способности замечать постоянные изменения, происходящие вокруг. Характерные элементы города, мы знаем, появляются и исчезают формируя совершенно новые реалии — говорит художник. Этот проект осуществляется уже в течение четырех лет. Два предыдущих этапа в картинах были весомо представлены во Львовской галерее «Дзига». Проблемы разрушения и упадка некоторых районов Кракова и Львова очень близки. Знакомясь с прекрасным Краковом, он посещал музеи, галереи. В одной из них его внимание привлекла работа Никифора, которую с радостью приобрел. Обратились воспоминания его деда об этом художнике. Епифаний Дровняк тоже любил рисовать старые дома, церкви, костелы, улочки города.

Современное искусство это не только умение держать кисть или иметь диплом о профессиональном образовании. Художник должен вложить свою душу, чтобы происходил процесс одушевления картины. Когда у зрителя, захваченного произведением искусства, перехватывает дыхание, вот тогда и происходит общение этих душ. Именно это пытался объяснить Сезанн, когда говорил, что самое трудное в картине «маленькое ощущение». Это «маленькое ощущение» есть не что иное, как душа, которую Петр Сметана присоединяет к вложенному им труду. Каждая из его картин на этой выставке — это открытие, эксперимент, поиск, настойчивая творческая работа, где художник ведет диалог в чувственно-интуитивной плоскости.

По словам Джеймса Уистлера работа художника считается удачной только тогда, когда в ней не заметны следы тяжелого труда. Важно, чтобы не было заметно пота на холсте. Потому сразу, что художник хотел улучшить, уже сделано. Петру Сметане это удается, поскольку для него важен процесс создания, а не только результат. Он работает традиционно и специально не демонстрирует свое мастерство и работоспособность.

Произведение искусства относится к категории духовной, поэтому он должен нести некое послание, владеть глубокий смысл. Петр Сметана поднимает острые социальные вопросы, бунтует, спорит, протестует. Это способ рефлексии для общества, зеркало, в которое смотрит наша цивилизация. Темы работ, которые автор выбирает, являются органическими для него.

«Все, на чем может остановиться глаз, оставлены не нами, но нами запущено и осквернено», — такую цитату Юрия Андруховича приводит художник, чтобы проиллюстрировать суть своих картин.

Отталкиваясь от реальности, художник пишет пейзажи старого города. На них наклонные дома, будто выныривают из мглы времени, и кажется, что время на них замерло. В основном это старые здания Львова, которых уже нет, или такие, что вскоре упадут. Для него наш город сегодня выглядит не сладким и солнечным, а таким, каким оно является в целом. В котором происходит разрушение и небрежное обращение с архитектурным наследием.

«Как много мест, сохранившихся в нашей памяти, и как мало их в нашей реальности, — говорит художник. — С каждым годом масштаб уничтожения увеличивается, набирает обороты, оставляя после себя только руины воспоминаний».

Его городские пейзажи, довольно мрачные и в его живописании нашел свое воплощение нетуристический Львов. Еще в институте один из преподавателей посоветовал не рисовать гламурный Львов, изображенный на открытках, туристических буклетах, на картинах, которые можно увидеть в сувенирных магазинах и таких характерных для города. Петру Сметане интересны старые дома, которые постепенно разрушаются, исчезают по разным причинам — от старости, перестройки, евроремонта. Меняются дома, улицы, город.

На выставке представлены натюрморты с простым, а не перенасыщенными деталями сюжетом, в сдержанной, изысканной цветовой гамме. Они завораживают зрителя. В них есть душа, которая возбуждает эмоции и вызывает переживания. Эти предметы, изображенные художником на холсте, сохраняют какую-то тайну. Они живут общей загадочной жизнью с ним. Мы подсознательно чувствуем, что это мир самого художника. Зритель, сосредоточенно наблюдая созданные автором предметы, становится их свидетелем и не только раскрывает их для себя, но и анализирует, сравнивает с другими, используя свой багаж знаний и памяти. В результате происходит материализация чувств.

Петр Сметана создал собственный неповторимый стиль, который наблюдаем на его полотнах. Стиль — акт чистого вдохновения, поиск хода. Здесь нужен не только ход глаза. Надо в себя углубиться, сопереживать с тем, что видишь, что чувствуешь. Стиль — это лицо художника.

Эта выставка значительно углубит наше знание о творчестве художника. Экспозиция удачно продумана, с четко расставленными тематическими акцентами и качественно отобранными произведениями. В каждом из них — тайна его души. Не пред каждым она раскрывается. Для этого и зритель должен приложить усилия, дать волю чувствам. Тогда и от картины пойдут импульсы, чувственные флюиды, она станет понятной, близкой. Эти картины, это попытка поймать один важный момент — изображение, которое представляет собой сумму позиции и настроения того, кто смотрит.

Художник постоянно сталкивается с различными препятствиями, преодолевая их, он расширяет свои горизонты. Он строит свое творчество на ощущениях. Движение сердца и проницательность художественного видения, стремление к глубинному исследованию действительности и трепетное ее восприятие — такие черты присущи художнику Петру Сметане. Он стремится «принести в наше сознание ключ к пониманию и уважения окружающей нас материальной эстетики». Его творчество неизменно вызывает интерес зрителя. Оно дает значительную интеллектуальную пищу для искусствоведов.